5 сентября 2019, 21:58 ПОЛИТИКА Валерий Куликов

Есть ли будущее у Транскаспийского трубопровода?

В последний период Вашингтон, в своих экспансионистских действиях по активному продвижению на европейский рынок своего СПГ и по ограничению доступа более дешевого российского газа в Европу, все активнее заставляет своих европейских сателлитов выступать за альтернативные российским поставки газа. Одним из таких продавливаемых США вариантов является Транскаспийский трубопровод, о своей поддержке которого Вашингтон уже неоднократно заявлял не только в контактах с европейскими союзниками, но и с представителями нынешних властей Азербайджана и Туркменистана, в целях активного подключения последних к реализации этого проекта.

Многие годы страны каспийской пятерки не могли договориться из-за разногласий по поводу трубопроводов, спорных месторождений, которых там достаточное количество, разграничения акватории…

С подписанием год назад Азербайджаном, Ираном, Казахстаном, Россией и Туркменистаном Конвенции по правовому статусу Каспийского моря, работа над которой велась более 20 лет, Туркменистан и Азербайджан активизировали усилия по прокладке Транскаспийского газопровода. В значительной степени это стало результатом продавливания указанного проекта Вашингтоном. Это, в частности, подтверждает содержание переданного 25 июня при вручении верительных грамот новым послом США полковником в отставке Мэттью Стивеном Климоу (Matthew S. Klimow) письма Трампа президенту Туркменистана, в котором отдельно отмечается особая поддержка Вашингтона возможных перспектив для Ашхабада экспорта газа на запад через Азербайджан с помощью Транскаспийского трубопровода.

Туркменистан уже неоднократно заявлял о намерении диверсифицировать свой газовый экспорт путем вывода туркменского природного газа на внешние рынки, в частности в страны Европы. Однако доставка туркменского газа по южному газовому коридору обусловлена необходимостью решения предварительно ряда вопросов: инвестиционными и ценовыми решениями, производственными/транспортными издержками, пунктами закупки газа. Кроме того, отсутствие в реализации Транскаспийского газопровода в предыдущие годы внешней твердой политической или финансовой поддержки уже привело Туркменистан к китайскому направлению поставок газа.

Сегодня Ашхабад полагает, что Конвенция по правовому статусу Каспийского моря позволит построить Транскаспийский газопровод по дну Каспия до Азербайджана и подключиться к Трансанатолийскому газопроводу (TANAP). Этот газопровод предусматривает поставку газа из Азербайджана через Грузию и Турцию к греческой границе, где его продолжением станет Трансадриатический газопровод (TAP) в Южную Европу. Туркменский газ необходим и Азербайджану, так как без него не заработает на полную мощность Трансанатолийский газопровод.

Но на участки дна, по которым должен пройти газопровод, может претендовать Иран, которому конкурирующий проект совершенно не нужен. На проходившем 12 августа первом после подписания Конвенции Каспийском экономическом форуме в пригороде туркменского города Туркменбаши представитель Национальной иранской газовой компании (НИГК) Бехруз Намдари заявил: «Строительство газопровода с востока на запад Каспийского моря может нанести сильный ущерб экологии региона… Иран выступает против его строительства». Представитель НИГК предложил соседям воспользоваться иранской инфраструктурой для транспортировки газа. Нельзя исключать, что серьезным сдерживающим фактором в позиции Ирана по этому проекту стало и значительное обострение в последний период конфронтации Ирана с Западом по вине Вашингтона.

Хотя первый Каспийский экономический форум, состоявшийся спустя год после подписания Каспийской конвенции, можно считать свидетельством некоего нового качества взаимодействия прикаспийских государств, тем не менее, надежды Ашхабада на возможное оживление работы по Транскаспийскому газопроводу пока не оправдываются.

Кроме того, реализация проекта строительства Транскаспийского газопровода, по оценкам многих экспертов, маловероятна в ближайшем будущем и по другой причине: у Туркменистана, которому в этом проекте определяется ведущая роль поставщика газа, может не хватить запасов природного газа. А Китай, который является основным закупщиком газа у Ашхабада, может заблокировать этот проект, так как он заинтересован в закупках туркменского газа на всю обозримую перспективу прежде всего для себя.

Транскаспийский газопровод, который Европа рассчитывала получить в ближайшее время, должен был бы стать частью южного газового коридора. Однако для того, чтобы участие Туркменистана в этом проекте стало рентабельным, он должен существенно нарастить добычу, что вряд ли возможно без внешних инвесторов, которые предпочитают в этом вопросе учитывать все риски. В частности, у них возникает много вопросов, основным из которых является: способен ли Туркменистан обеспечить в необходимых объемах поставки газа в Транскаспийский газопровод одновременно с поставками в Индию по газопроводу Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия? Поэтому потенциальные внешние инвесторы заинтересованы в проведении объективных исследований реальных запасов природного газа у Туркменистана, но пока Ашхабад не демонстрирует готовность раскрывать свои реальные запасы газа.

Кроме того, в вопросе о будущем Транскаспийского газопровода сегодня отмечается и определенный спад заинтересованности со стороны отдельных европейских государств. Это, в частности, объясняется тем, что в Италии есть мощности по разжижению природного газа, поэтому она может решить вопрос энергообеспечения не за счет покупок российского или туркменского газа по южному газовому коридору, а просто купить сжиженный природный газ в Катаре. Такие возможности есть в Испании и ряде других европейских государств. То есть существует альтернатива.

«Новое Восточное Обозрение»

Похожие материалы:

Новости партнеров