23 октября 2018, 18:37 ПОЛИТИКА Александр Храмчихин

Китай наносит удар по России и Индии

Пекин создает «карманный» военный блок для защиты собственных интересов

фото: Военное сотрудничество – важное направление внешней политики КНР. Фото со страницы Вооруженных сил Пакистана в Facebook

В начале августа 2016 года Китай, Таджикистан, Пакистан и Афганистан заявили о создании коалиции для усиления борьбы с терроризмом и укрепления стабильности в регионе. Данное решение было принято по итогам совещания начальников штабов вооруженных сил (ВС) четырех государств в городе Урумчи, столице Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР). Это соглашение вполне может стать лишь первым шагом к созданию полноценного военного блока. При этом более чем очевидно, что безусловным его лидером будет Китай, чей экономический, демографический и военный потенциалы на несколько порядков превосходят таковые остальных членов блока, вместе взятых.

Соглашение предусматривает обмен разведданными и совместную подготовку кадров с целью борьбы с терроризмом, наращивание потенциала борьбы с терроризмом, проведение совместных антитеррористических учений и образовательных семинаров, а также принятие коллективных решений по вопросам контртеррористической стратегии и практики с возможностью консультаций с каждой из четырех сторон.

С тех пор ежегодно проводится как минимум одно совещание начальников генштабов четырех стран. Также регулярно проводятся совместные учения армий и пограничных войск этих стран, в том числе двусторонние китайско-таджикские. Таким образом, Китай добивается более высокой координации усилий с соседними государствами для борьбы с «тремя силами зла», как в КНР называют экстремизм, терроризм и сепаратизм. Именно Китай был инициатором создания коалиции.

Пребывание Пакистана в одной коалиции с Китаем представляется абсолютно естественным. Гораздо примечательнее участие в ней Афганистана, который с 2001 года считается однозначно проамериканским и официально входит в число основных союзников США вне НАТО, и Таджикистана, который считается однозначно пророссийским, входит в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и является потенциальным кандидатом в Евразийский союз.

Необходимо отметить, что члены ОДКБ не должны входить в какие-либо другие военные союзы. Кабул и Исламабад до сих пор находились в очень плохих, порой откровенно враждебных отношениях между собой, Вашингтону так и не удалось их примирить. По-видимому, Пекину это удается гораздо лучше, именно ему удалось свести Афганистан и Пакистан в рамках одной коалиции. В данном случае, видимо, очень большую роль сыграла экономическая помощь Афганистану со стороны Китая, то есть Пекин в полном соответствии со своими традициями просто «покупает» Кабул, чтобы тот действовал в его интересах.

Интересно, что США в тот момент одобрили создание коалиции четырех стран, о чем сообщил тогдашний представитель американского Госдепартамента Марк Тонер. «Мы считаем это позитивным», – отметил Тонер, добавив, что «перед ними стоит много задач, многое предстоит сделать».

В отличие от США, Россия официально никак не отреагировала на создание коалиции в Урумчи, на неофициальном же уровне было однозначно констатировано, что происходит утрата Россией влияния в Центральной Азии. Пекин в очередной раз воспользовался проблемами Москвы для подрыва ее позиций в различных регионах мира и укрепления собственных позиций за счет российских.

Процесс создания нового союза под китайским руководством наносит сильнейший удар и по позициям Индии, которая и так уже давно находится в стратегическом окружении, поскольку она граничит либо с самим Китаем, либо с его союзниками. Дели возлагает большие надежды на союз с Кабулом, что должно было обеспечить Индии «прорыв» этого окружения и, в свою очередь, стратегическое окружение Пакистана, своего основного непосредственного противника. Кроме того, Дели давно пытался установить максимально тесные отношения с Душанбе, даже шла речь о создании в Таджикистане базы ВВС Индии. Коалиция, созданная в Урумчи, полностью разрушает эти планы и делает окружение Индии с западного направления полным и абсолютным. К тому же обмен развединформацией в рамках коалиции (по крайней мере между Китаем и Пакистаном) заведомо будет направлен не только против исламистов, но и против Индии.

Если созданная в Урумчи коалиция перерастет в полноценный военный блок, это станет совершенно новым шагом во внешней политике Пекина, поскольку до сих пор ни в каких военных блоках он принципиально не участвовал (Шанхайская организация сотрудничества военным блоком не является, причем именно благодаря китайским усилиям). Впрочем, будет вполне логично, что КНР станет членом того военного блока, который создан по ее инициативе и под ее руководством, другие варианты для Пекина неприемлемы.

Создание подобного блока нанесло бы сильнейший удар по позициям России и Индии в данном регионе, но практически никак не затронуло бы интересы США. Однако можно предположить, что превращение коалиции в блок станет достаточно затяжным процессом, Пекин будет действовать в характерной для себя манере «переходить реку, нащупывая камни», то есть не совершать резких и необдуманных шагов. В первую очередь это будет касаться именно военной составляющей коалиции, долгое время она будет оставаться в рамках совместных учений, подготовки кадров и обмена разведывательной информацией.

Принципиальным шагом станет размещение китайских военных контингентов за пределами страны не под эгидой ООН. Очевидно, что такой шаг будет сделан именно в рамках обсуждаемой четырехсторонней коалиции и будет означать окончательное превращение Китая в глобальную державу с глобальными геополитическими амбициями. А регион Центральной и Южной Азии окажется под таким же полным контролем Китая, как и Юго-Восточная Азия.

Независимая газета

Похожие материалы:

Новости партнеров