27 ноября 2019, 20:06 ПОЛИТИКА Валерий Куликов

Кто победит в дуэли Вашингтона и Пекина на Ближнем Востоке?

Сегодня характерной особенностью международной стратегической безопасности является перестройка мирового порядка с новой расстановкой, разделением и реорганизацией сил в мире.

С наступлением XXI века международное положение стало беспокойным и неустойчивым, в структуре межгосударственных интересов произошли серьезные сдвиги. Вслед за тем, как Китай начал набирать силу и становиться важным игроком на мировой арене, отношения Китая и США обострились, стали приобретать конфронтационный характер не только в торговле, но и в борьбе за более устойчивое присутствие и влияние в различных регионах.

Со вступлением в XXI век сравнительное могущество США имеет тенденцию к понижению, а Китая — к повышению, все больше аналитиков полагает, что «Китай уже или в ближайшем будущем станет второй сверхдержавой мира после окончания холодной войны», а также что «в недалеком будущем Китай, вероятно, станет угрозой США или даже заменит их как мирового гегемона».

После окончания Второй мировой войны США создали не только НАТО, но и широкую сеть союзов и альянсов в Евразии, в частности с Японией и Кореей, а также Австралией, предоставив, таким образом, гарантии безопасности своим союзникам и сформировав систему военных связей. Китай же до последнего времени такие союзы не создавал, сформировав, тем не менее, глобальную, но весьма разрозненную сеть стратегических партнерских отношений, которая не стеснена обязательствами по соглашениям. Китай стремится укрепить координацию и кооперацию в международных делах, Новый банк развития БРИКС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и инициатива «Один пояс, один путь» служат этой цели.

Ближневосточный регион является одним из важнейших стратегических регионов мира не только для Вашингтона, но и для Пекина, важной ресурсной базой Китая, связующим регион в инициативе «Один пояс, один путь». После окончания холодной войны Ближний Восток управлялся США, которые пытались усилить здесь свою однополярную гегемонию через войну в Заливе, Афганистане и Ираке, однако она не укрепилась из-за войн, а столкнулась с беспрецедентными вызовами. Среди них необходимо, прежде всего, назвать деятельность запрещенного в РФ террористического формирования ДАИШ. Параллельно происходило активное подключение вооруженных сил России к борьбе с ДАИШ на Ближнем Востоке, а также растущее влияние в регионе Китая.

Внешнюю политику США на Ближнем Востоке можно разбить на несколько этапов. Это 1945-1971 годы, когда США стремились вытеснить из региона Великобританию и занять ее позиции. 1971-1979 годы — создание так называемых «опор» — сильных союзных региональных держав: Израиля, Египта, Турции, Саудовской Аравии, Ирана. С 1979 года и по настоящее время — когда США решились на переход к прямому военному присутствию на Ближнем Востоке и вмешательству в военные конфликты.

В 2002 году в Вашингтоне была разработана концепция Большого Ближнего Востока, направленная на управляемое извне изменение данного региона под предлогом демократизации. При этом Вашингтон наделил себя правом свергать любое правительство, политика которого, по его мнению, «угрожает национальной безопасности США». Американскими военными географами даже для практических целей были разработаны карты будущего Ближнего Востока, где границы государств отличаются от нынешних.

С использованием «арабских революций» и прокси-войн США пытались достичь своих целей в регионе без масштабного применения своей армии и расходования значительных ресурсов. Следующим сценарием Вашингтона на Ближнем Востоке стала концепция использования терроризма (в частности запрещенного в России ДАИШ) в качестве инструмента, альтернативного действиям армии.

Однако подобная политика Вашингтона не получила одобрения во многих странах Ближнего Востока. Кроме того, последние события в Сирии, нескрываемая демонстрация Вашингтоном истинных захватнических целей в ближневосточной политике, неоднократные нарушения США своих внешнеполитических обещаний (начиная с Вьетнама до иракских, а затем и сирийских курдов) стали недвусмысленным посланием союзникам по всему миру, что Соединенные Штаты – это ненадежный партнер.

Доверие к США арабов Персидского залива было подорвано не только решением Трампа об уходе из Сирии, а всей дотрамповской ближневосточной политикой США. Американский политик и публицист Патрик Джозеф Бьюкенен опубликовал статью «Как партия войны потеряла Ближний Восток», в которой подверг детальному анализу американскую военную политику в этом турбулентном регионе мира.

Политическая нестабильность, которую в настоящее время переживает Ближний Восток, стала прямым или косвенным следствием вмешательства США, реализуемого путем политического давления, экономических санкций, применения технологий неконституционной смены режимов и осуществления «цветных революций», а также прямых военных интервенций. Все эти действия привели к обострению существовавших ранее региональных вызовов и угроз и к обращению взгляда стран региона в другую от США сторону в поиске «альтернативного защитника». Как заметила по этому поводу британская Financial Times, «время американского безграничного влияния на Ближнем Востоке, видимо, подходит к концу. У арабских и израильских партнеров постепенно крепнет уверенность, что Соединенные Штаты больше не являются надежным союзником в запутанных интригах и злобном соперничестве на Ближнем Востоке».

И в этом плане естественные симпатии в регионе стали увеличиваться в отношении политики здесь России и Китая.

Пока сотрудничество Китая с большинством стран Ближнего Востока сосредоточено на энергетике и экономике. Но все меняется. На протяжении последнего десятилетия, когда страхи по поводу безопасности эксплуатации морских путей усилились, Красное море, Суэцкий канал и Баб-эль-Мандебский пролив стали объектом повышенного внимания Китая. Упрочение влияния внутри географических «бутылочных горлышек» мировой торговли и поставок нефти и газа (и вокруг них) стало ключевым фактором внешней политики КНР в Западной Евразии.

Последние события указывают на то, что КНР укрепляет связи со странами региона также в обороне и культуре. Пекин заключил соглашения о партнерстве с 15 странами Ближнего Востока. Например, Королевство Саудовская Аравия становится ведущим торговым партнером Китая в Западной Азии, Пекин, в свою очередь, – крупнейшим контрагентом Эр-Рияда в мире.

Сегодня пять ключевых для КНР в экономическом плане ближневосточных государств, имеющих выход к Индийскому океану (Пакистан, Иран, Саудовская Аравия, Египет и Оман), сосредоточены вокруг китайской геопромышленной политики в его бассейне. Наращивание влияния Пекина в Персидском заливе и Красном море подразумевает появление множества геоэкономических перспектив для Поднебесной на Ближнем Востоке. Сегодня Пекин уже располагает зарубежными военными базами в Таджикистане и Джибути. Китай также заигрывал с демонстрацией силы в Сирии. Кроме того, КНР поставляет Ирану технологии в сфере мирного атома.

Что касается расстановки сил на Ближнем Востоке, то там отчетливо происходит спад влияния США и увеличение влияния Китая и России, которые будут совместно противодействовать гегемонии США, что может уже в самое ближайшее время привести к биполярной конкуренции, где с одной стороны будут США, а с другой — Китай и Россия, позиции которых по ближневосточным вопросам с каждым днем сближаются все больше.

Это неизбежно приведет к большей нестабильности в отношениях Вашингтона и Пекина. Высокопоставленные персоны в США уже предупреждали об усилиях Китая по наращиванию влияния в Ближневосточном регионе, что может подорвать сотрудничество между американцами и традиционными арабскими союзниками в области обороны.

Таким образом, Ближний Восток превращается в еще одну активную арену конкуренции между США и Китаем.

«Новое Восточное Обозрение»

Похожие материалы:

Новости партнеров