19 марта 2018, 13:36 ОБЩЕСТВО Ярослав Купцов

Кыргызстан: политизация языкового вопроса ведет к бытовому национализму

Сохранение хрупкого межнационального мира в Кыргызстане, которого смогли добиться власти страны, не дает покоя местным националистам, пребывающим не то на ставке у врагов государства, не то в блаженном заблуждении, что как только из страны выгонят всех «не тех», то все сразу наладится и заживут они как в сказке.

«Пользуясь страхом, недоброжелатели русского влияния, процветания и просвещения, фанатики пускают в ход и распространяют всякие небылицы… Многие опасались, что в государственных школах детей отучат соблюдать традиции, хранить веру, почитать родителей», — это строки из исторических документов, датируемых концом XIX – началом XX веков. С тех пор прошло более сотни лет, но ничего не изменилось. И в качестве излюбленного конька горе-реформаторы уже в XXI веке вновь избрали языковую тему, предлагая сократить количество часов на изучение русского языка. При этом они манипулируют понятиями, пытаясь искусственно противопоставить русский и кыргызский языки.

О том, что развитие и забота о сохранении государственного языка дело нужное и важное никто и не спорит. Более того, сама Россия сейчас оказывает в решении этого вопроса всемерную поддержку. Например, в 2012 году в издательстве «Рема» в Москве был издан учебник «Кыргызский язык для стран СНГ», авторами которого стали Ж. Байтерекова, И. Краева, Т. Сорокина, Г. Фролова и Т. Грибанова. Кыргызско-Российский Славянский университет в Бишкеке занимается разработкой методик для лучшего преподавания кыргызского языка. Загвоздка лишь в заинтересованности их использования.

Эти и другие примеры показывают, что развитию госязыка уделяется немало внимания. Вопрос в том – почему это должно делаться за счет именно уменьшения изучения русского языка, в то время как стремление к его изучению только растет, о чем свидетельствует статистика. Чем может обернуться такое сокращение часов?

Первой и самой многочисленной аудиторией, которой русский язык жизненно необходим, являются трудовые мигранты. Их в России по разным данным от полумиллиона до 800 тысяч человек. Денежные переводы мигрантов составляют примерно треть от ВВП Кыргызстана, и по данным Нацбанка КР, за десять месяцев 2017 года они составили более 2,2 миллиарда долларов. Внушительная сумма для экономики КР. Плюс решение проблемы безработицы и уровня жизни для семей мигрантов, оставшихся жить в республике.

О том, чтобы найти хорошее место работы без знания языка в России говорить просто не приходится. И если внутри собственной бригады, с соседями-земляками по квартире, внутри обычного круга общения можно как-то обойтись, то вот на работу устроиться практически невозможно. Многие мигранты сетуют на то, что в Кыргызстане учить русский стало сложнее, а потому приходиться раскошеливаться и подтягивать знания уже на месте, посредством репетиторов. Не говоря уже про то, что и детям тоже язык нужен.

Стоит отметить, что и признание водительских удостоверений Кыргызстана в России также напрямую увязано с закрепленным в Конституции статусом русского языка. И изменение последнего неизбежно повлечет изменение и первого положения.

В настоящее время, Россия остается основной страной, куда едут на заработки – она, как и Казахстан ближе по культурному, ментальному климату, въезд в страну не требует визы, оформление на работу не ставит таких жестких требований как на Западе, а русский язык делает ее наиболее легкой с коммуникационной точки зрения. Ни одна англоязычная страна и близко не располагает для Кыргызстана такими преимуществами.

Еще одна группа кыргызстанцев, для которых русский язык остается востребованным – это преподаватели, ученые, специалисты. Доступ к научной литературе, признанному высшему образованию – все это в широком плане также лежит через русский язык. И опять немного статистики. По данным газеты «Кут Билим» со ссылкой на Россотрудничество, по итогам регистрации в электронной системе на 20 февраля этого года заявки на бюджетное обучение в российских вузах подали  более 1700 кыргызстанцев. Они будут претендовать на 366 мест (для сравнения КНР выделила для граждан КР 11 правительственных стипендий для обучения в вузах КНР).

А уж воспользоваться возможностью контрактного обучения в России желают и того больше. Таким образом, сокращая область применения русского языка, можно ударить и по будущему собственного государства, делая образование уделом избранных. И уж точно, ни одна из англоязычных стран не представит ни такого количества бюджетных мест, ни такого льготного порядка поступления. Что уж говорить про отсутствие переводов большей части научной информации, которого просто нет. Она есть либо на русском языке, либо на английском. Как следствие – маргинализация русского языка возведет серьезные препятствия в научно-технической сфере сотрудничества, в которой специалисты сейчас очень нужны.

За пониманием важности этого вопроса далеко ходить не надо. В соседнем Таджикистане ситуация с ухудшением владения русским языком зашла настолько далеко, что власти страны обратились к России с просьбой прислать учебники и педагогов, чтобы преподавать русский язык. Россия на эту просьбу откликнулась.

Стоит отметить, что о проблеме с учебниками высказывались и руководители министерств в Кыргызстане. Эта просьба также была удовлетворена. Ежегодно из России в Кыргызстан поступают тысячи экземпляров. По словам заместителя министра образования и науки КР Кудайберди Кожобекова, в настоящее время в вузах КР получают образование около 2000 будущих русистов.

Наконец, и новый президент страны Сооронбай Жээнбеков в одном из своих интервью назвал русский язык (который сам преподавал когда-то), «окном в большой мир науки, знаний, литературы и искусства, самым коротким путем к развитию личности», отметив, что убеждён, что Кыргызстан  и в будущем сохранит статус русского языка как официального.

Где же кроется причина того, что споры вокруг языковой политики не стихают уже более четверти века новейшей истории Кыргызстана? Ведь никто же не заявляет, если будешь учить русский, то нельзя учить кыргызский или английский.

Скорее всего, эта причина заключается в том, что зачастую заигрывание на националистических темах дает возможность набрать политические очки. Причем высказывания идут не против английского языка или китайского, или какого другого. В прицел попадает именно русский язык. Постоянно, то один политик, о котором стали забывать, то другой пытаются сыграть на этом поле, переводя языковой вопрос в сугубо политическую плоскость. Одно высказывание и результат достигнут — соцсети бурлят множествами высказываний, зачастую написанных от имени фейковых аккаунтов, чьи подлинные владельцы скрываются под масками. Индекс цитируемости политика растет, он становится узнаваемым. На следующий день или через неделю эмоции улегаются, горячие головы остывают, но остается осадок, который неизбежно кристаллизуется в бытовой национализм.

Депутат Жогорку Кенеша Азамат Арапбаев в интервью редакции портала Stanradar.com отметил, что отдельных всплесков национализма опасаться не стоит. «Таких «швондеров» достаточно в обеих странах. К примеру, скинхеды в России – это те же самые фашисты. Как и проживающие у нас в стране сторонники Туркестанского легиона. Но это не масса, а единицы. Я приведу цифры. На юге Кыргызстана в школах с русским языком обучения в первых классах не хватает мест. По стандарту должно быть три первых класса, а по факту – там их шесть-семь».

Этому можно порадоваться. Как и тому, что играющих на межнациональном согласии единицы. А значит, есть возможность с этими единицами бороться на уровне спецслужб. Что и происходит, причем не важно в какую сторону направлены националистические высказывания. Так на преподавателя КГУСТА, посоветовавшего всем недовольным «валить в Рашку» возбуждено дело (чем оно закончится уже второй вопрос). Также начата проверка высказывания акына-импровизатора, призвавшего игнорировать в общении русский язык и отвечать только на кыргызском.

Здесь пример России может быть также показателен – в ней были открыты и доведены до завершения немало дел по деятельности скинхедов.

Печальных примеров того к чему приводит заигрывание с националистами на постсоветском пространстве немало. Но, и из них можно извлечь полезные уроки – в частности, развития страны не достигнуть за счет подрыва межнационального согласия, поиск лиц «не той национальности» ни к чему хорошему не приводит. Противопоставление русского языка кыргызскому — искусственное, и направленно на раскол общества. Столетиями уже доказано обратное – кыргызский и русский языки могут прекрасно существовать вместе, помогая развиваться стране.

Похожие материалы:

Новости партнеров