26 сентября 2018, 22:36 ИСТОРИЯ Стрелец Михаил

Русский «Ак-Паша» – гроза врагам, отец солдатам

175 лет назад родился Михаил Скобелев

Об этом человеке проще не рассказывать, а привести полный перечень посвященных его жизни и судьбе книг, художественных и документальных кинофильмов, которые обязательно нужно прочесть и посмотреть всем, кто готовится выбрать профессию защитника Родины. И даже тем, кто уже состоит в кадрах Вооруженных Сил.

В 32 года – генерал-майор, в 34 – генерал-лейтенант, в 35 – генерал-адъютант, в 37 – генерал от инфантерии. Казалось бы, а как иначе могла сложиться ратная карьера внука и сына известных в России военачальников. Но среди множества полученных им российских и иностранных наград – три ордена Святого Георгия, вручаемых исключительно за боевые заслуги, и столько же золотых сабель с надписью «За храбрость», коими не жаловали «тыловых крыс».

Не был «белый генерал» бесшабашным сорвиголовой. «Глазомер, быстрота, натиск» – этого суворовского завета он всегда придерживался

Да, дед Михаила Дмитриевича – Иван Никитич был героем войн с Наполеоном и комендантом Петропавловской крепости, где, кстати, и родился в 1843 году будущий «белый генерал» или «Ак-Паша», как звали его враги-турки. И отец – Дмитрий Иванович – дослужился до генеральских чинов. Хотя вот что узнаем о нем, например, в повести Александра Куприна «Однорукий комендант»: «… представлялся он однажды государю Александру Второму. Царь и спрашивает его: «Так ты, значит, Скобелев? Отец и сын знаменитых Скобелевых?». Ну что ему было отвечать? «Так точно, ваше величество».

Надо отметить, что, видимо, от деда унаследовал Михаил Дмитриевич исключительное мужество, зато прекрасное домашнее образование получил благодаря отцу и матери – Ольге Николаевне. Зиждились победы Скобелева-младшего и на подготовке, полученной в Николаевской академии Генерального штаба, и на постоянном чтении отечественной и зарубежной литературы, материалов в российской и иностранной прессе, где освещались вопросы состояния и развития военного дела (кстати, владел он восьмью иностранными языками).

Так что не был «белый генерал» бесшабашным сорвиголовой. «Глазомер, быстрота, натиск» – этого суворовского завета он всегда придерживался. Вдобавок утверждал: «Убедите солдат на деле, что вы о них вне боя отечески заботливы, что в бою – сила, и для вас ничего не будет невозможного».

«Удивительная жизнь, удивительная быстрота ее событий: Коканд, Хива, Алай, Шипка, Ловча, Плевна 18 июля, Плевна 30 августа, Зеленые горы, переход Балкан, сказочный по своей быстроте поход на Адрианополь, Геок-Тепе и неожиданная, загадочная смерть – следуют одно за другим, без передышки, без отдыха», – это цитата из книги о Скобелеве его друга, журналиста и писателя Василия Немировича-Данченко (родного брата одного из основателей МХАТа).

Первой победой в послужном списке Михаила Дмитриевича явился полный разгром отряда польских повстанцев в Радковицком лесу в апреле 1864-го.

Скобелев всегда стремился одерживать верх над противником с минимальными потерями для своих войск. Причем он осознавал, какие беды приносят войны. Однажды генерал Михаил Духонин услышал от него следующее: «Я дошел до убеждения, что все на свете ложь, ложь и ложь. Все это – и слава, и весь этот блеск – ложь. А ведь чего, чего стоит эта ложь, эта слава? Сколько убитых, раненых, страдальцев, разоренных! Объясните мне: будем ли мы с вами отвечать Богу за массу людей, которых мы погубили в боях».

Выдающийся художник-баталист, столь же близкий друг Михаила Дмитриевича, как и Немирович-Данченко, Василий Верещагин писал: «Скобелев подарил мне на память свой боевой значок, бывший с ним в 22 сражениях. Это большой кусок двойной красной шелковой материи, порядочно потрепанный пулями и непогодами».

Не от пули и непогоды умер прославленный военачальник 7 июля 1882 года в Москве. Кончина 38-летнего полководца породила немало версий о причинах столь неожиданной смерти. Впрочем, сам он как-то сказал: «Каждый день моей жизни – отсрочка, данная мне судьбой. Я знаю, что мне не позволят жить. Не мне докончить все, что я задумал».

А еще комок подступает к горлу, когда читаешь эти строки из упомянутой выше повести Куприна о прощании с Михаилом Дмитриевичем в Первопрестольной: «Как Москва провожала его тело! Вся Москва! Этого невозможно ни рассказать, ни описать. Вся Москва с утра на ногах. В домах остались лишь трехлетние дети и недужные старики. Ни певчих, ни погребального звона не было слышно за рыданиями. Все плакали: офицеры, солдаты, старики и дети, студенты, мужики, барышни, мясники, разносчики, извозчики, слуги и господа. «Белого генерала» хоронит Москва! Москва ведь!».

Скобелев был погребен в родовом имении – селе Спасском-Заборовском Ряжского уезда Рязанской губернии (ныне село Заборово Александро-Невского района Рязанской области).

В белом мундире на белом коне – таким изображен Скобелев на полотнах живописцев. Однако нередко в этом обличье он представал и перед солдатами, ведя их в атаку. Поэтому и называли Михаила Дмитриевича «белым генералом».

«Военно-промышленный курьер»

Похожие материалы:

Новости партнеров