4 октября 2019, 21:25 ПОЛИТИКА Александр Караваев

Ташкент исследует ЕАЭС

Научный сотрудник Института экономики РАН Александр Караваев объясняет, какие позиции сможет укрепить Узбекистан, если вернется в Евразийский экономический союз.

фото: © Sputnik / Табылды Кадырбеков

Решение президента Шавката Мирзиёева проработать вопрос о присоединении Узбекистана к ЕАЭС вытекает из логики торгово-экономического и политического взаимодействия Ташкента со своими партнерами. Более того, даже технически оно не является неожиданным или сиюминутным. Способы взаимодействия с ЕАЭС для Ташкента всплывали ранее по объективным причинам: Россия и Казахстан — два наиболее значимых торговых партнера, которые формируют ядро таможенного и экономического пространства (на долю ЕАЭС приходится до 30% торговли Узбекистана).

Напомню, что после переговоров Владимира Путина и Шавката Мирзиёева в Ташкенте в октябре прошлого года президенты двух стран отправились в Казахстан в город Сарыагаш, где провели неформальную встречу с Нурсултаном Назарбаевым. Возможно, уже тогда вопрос взаимодействия с ЕАЭС был в центре внимания.

Темы тарифов и гармонизации законодательства — постоянная повестка саммитов СНГ, в которых Шавкат Мирзиёев еще в должности премьер-министра принимал активное участие. Узбекистан стоял у начала первой фазы евразийской интеграции, являясь членом ЕврАзЭС. В начале 2000-х модель единого таможенного и экономического пространства только прорабатывалась, и тот опыт был не вполне удачным.

За последние годы ЕАЭС стал мощным региональным объединением с огромными перспективами развития и фактической интеграции в глобальную экономику посредством сети соглашений о зонах свободной торговли. Узбекистан для укрепления своих позиций не может оставаться в стороне от этих процессов. Членство в ЕАЭС — не только возможность как минимум держать руку на пульсе, но главное — это доступ к влиянию на объединение изнутри: Узбекистан не та страна, которую можно игнорировать при принятии важнейших для Евразии экономических решений.

Плюсы получают все участники процесса интеграции. В случае позитивного решения Ташкента, для Москвы меняется экономическая конфигурация постсоветского пространства. Напомню, что в рамках ЗСТ СНГ Узбекистан для России является второй после Украины страной по объему товарооборота. Ядро взаимодействия переходит в Центральную Азию. В октябре прошлого года между Москвой и Ташкентом было подписано в общей сложности более 800 документов с суммой контрактов более $27 млрд долларов: от производства тракторов до атомной промышленности.

Центральная Азия остается для РФ в среднесрочной перспективе источником сырья, сбыта готовой продукции, кадровым резервом и платформой для промышленной кооперации.

Не будем забывать, что Узбекистан не только поставляет фрукты и овощи. «Узавтомоторс» возобновил продажи автомобилей Ravon в России, в планах довести продажи в 2020 году до 34 тыс. автомобилей. Это только один из примеров возможностей единого пространства.

Самая увлекательная часть евразийского проекта начнется, когда участники сумеют выбрать пилотный проект для транснациональной промышленной корпорации по типу европейских концернов. Одним из подобных вариантов может стать производство беспилотной сельхозяйственной уборочной и посевной техники. Кроме того, возможно использование узбекских предприятий в сборке элементов для российских проектов в авиастроении (двигатель ПД-14, самолет МС-21). Это все реальные, обсуждаемые вещи, учитывая заделы Ташкента еще советских времен.

Какова стратегия?

Давайте вспомним предложение Владимира Путина, впервые высказанное на международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге в 2016 году, — подумать о создании «Большого Евразийского Партнерства» с участием ЕАЭС, а также стран, с которыми у РФ сложились тесные отношения — Узбекистан, Китай, Индия, Пакистан, Иран, плюс партнеры в СНГ. Исследование Ташкентом опыта ЕАЭС лежит как раз в этом контексте.

Здесь важна институциональная стыковка, которая может происходить в несколько этапов: снижение тарифов и определение графика создания ЗСТ, создание комплексного механизма сотрудничества, который бы включал всю Евразию.

Ключевыми областями российско-узбекистанского сопряжения, скорее всего, будут социальная, таможенно-экономическая экономическая база ЕАЭС и масштабные проекты по линиям транспортной логистики; сотрудничество в различных сферах производства; развитие туризма, образования, медицины, в сфере культуры; взаимодействие по энергетическим вопросам; сотрудничество в области сельского хозяйства; развитие электронной коммерции; и, конечно, региональная безопасность.

Таким образом, квазиинтеграция Узбекистана и ЕАЭС — это реальность, уже наблюдаемая во множестве сфер, и данная тенденция будет набирать обороты в предстоящее десятилетие.

На сегодняшний же день, по словам председателя Совета Федерации РФ Валентины Матвиенко, стороны договорились о создании рабочей группы, с российском стороны ее возглавит первый вице-премьер Антон Силуанов.

Sputnik 

Похожие материалы:

Новости партнеров