11 ноября 2020, 22:21 ПОЛИТИКА Владимир Одинцов

Чем обусловлено стратегическое партнерство США и Узбекистана?

В последнее время все чаще в СМИ можно встретить сообщения о предпринимаемых Соединенными Штатами активных шагах по развитию отношений с Узбекистаном. Так, только в первые дни ноября Торговое представительство США (USTR) объявило о завершении проводившейся с 2008 года проверки соответствия Узбекистана критериям Всеобщей системы преференций (ВСП) по обеспечению прав трудящихся, после чего было объявлено о сохранении Узбекистаном права на беспошлинные поставки в США. 1 ноября опубликовано «Совместное заявление Узбекистана и США о женщинах, мире и безопасности».

Случайна ли такая особая активность США в отношениях с Узбекистаном? Чтобы ответить на этот вопрос, напомним, что Американское агентство геополитической разведки STRATFOR в своих прогнозах на 2019 год и ряде других докладов уже неоднократно отмечало о взятии Соединенными Штатами курса на укрепление связи со странами, расположенными вдоль бывшей советской периферии, где против России будет развернута, если использовать американскую военную терминологию, «мультидоменная геополитическая война в политической, экономической, энергетической и военной сферах». Относительно стратегического для Вашингтона центральноазиатского региона, STRATFOR подчеркивает, что здесь США больше всего интересует Узбекистан как «ключевой игрок из всей постсоветской центральноазиатской пятерки». Одним из важных аспектов противостояния с Россией эксперты STRATFOR считают качественное изменение военной составляющей взаимоотношений США с этим государством ЦА, с особым прицелом на сотрудничество по Афганистану.

Военное сотрудничество Узбекистана и США достигло особенно высокого уровня после терактов 11 сентября 2001 года: тогда США даже разместили в республике свою военную базу, которая использовалась для поддержки операций в Афганистане, а Узбекистан стал одним из ключевых союзников США в Центральной Азии. Однако после «Андижанских событий» 2005 года, вызвавших критику Вашингтона в адрес узбекских властей, ситуация изменилась, отношения между двумя странами испортились и узбекские власти на этом фоне выступили за выдворение американских сил из республики.

Тем не менее затем двусторонние отношения стали постепенно улучшаться, приобретая конкретные очертания. В значительной степени этому способствовало повышение активности в этой стране американского диппредставительства, которое в феврале 2006 года переехало в новое здание на ул. Майкурган 3 в Ташкенте.

В посольстве представлены многие правительственные ведомства и учреждения США, в том числе Государственный департамент, Министерство сельского хозяйства, Министерство обороны США, Агентство США по международному развитию (USAID), таможенное управление, Центр контроля и профилактики заболеваний. В Узбекистане под непосредственным кураторством Министерства обороны США и USAID действуют несколько секретных биолабораторий США. Через USAID и Отдел информации, культуры и образования финансируются программы образовательного и профессионального обмена. Объекты влияния политики США — это все узбекское общество: политическая элита и ее окружение, а также финансово-банковская сфера и СМИ, которые пользуются особым вниманием американских дипломатов. По существу, линия Вашингтона нацелена на формирование социальных групп проводников политики США, направленной на так называемые демократические и экономические реформы во всех основных сферах жизни Узбекистана и других центральноазиатских государств.

По замечаниям узбекских СМИ, нынешнее посольство США в Ташкенте представляет из себя настоящую мини-базу, которая затмила все прочие посольства вместе взятые. Расположенное на массиве Юнусабад в узбекской столице, земельный участок занимает площадь в 4,5 гектара, где расположены семь зданий. Одно только административное здание занимает площадь в 11 тысяч квадратных метров, на строительство комплекса было потрачено порядка $60 млн. Если до открытия этого здания в посольстве США в Узбекистане работало более трех сотен сотрудников, то теперь их стало в два раза больше, а отсюда — и больше возможностей для проведения интересующей Вашингтон деятельности представителей различных американских учреждений и ведомств.

В 2018 году США были одними из основных прямых инвесторов Узбекистана, хотя и не входят в число топ-инвесторов страны. В 2019 году, к примеру, ими стали Китай, Россия, Турция, Германия, Швейцария.

Торговля с США весьма незначительная — по итогам девяти месяцев 2020 года объем составил $213,2 млн. США занимают 17-е место в списке торговых партнеров.

США не входят в список и топ-кредиторов Узбекистана. Первое место вот уже несколько лет занимает Китай, на втором Япония, на третьем располагается Южная Корея. Россия занимает четвертое место, Германия — пятое.

Сейчас в стране 276 компаний с американским капиталом. Это меньше, чем у Южной Кореи (863), но больше, чем у Германии (193) и еще целого ряда стран.

Рассматривая Узбекистан как своего рода «центральноазиатский авианосец США», Вашингтон в последние годы в экстренном порядке взялся за укрепление американского посольства в этой стране профессионалами высокого уровня. Одним из таких назначенцев стал посол США Даниэль Розенблюм, прибывший в Ташкент в мае 2019 года. До прибытия в Узбекистан он был заместителем помощника госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии, долгое время осуществлял политику США путем финансирования неправительственных организаций в странах СНГ через USAID, в том числе и по дестабилизации отдельных из них в рамках проводимой Вашингтоном борьбы против российского влияния.

Сегодняшняя активность США в Узбекистане направлена на отрыв этой страны от традиционного стратегического союзника — России, на вбивание клина не только в российско-узбекские отношения, но и в интеграционные процессы в Центральной Азии, активно происходящие в последнее время. И этому есть много конкретных свидетельств. И одним из них является внесение еще в 2017 году в Конгресс США законопроекта об иностранной помощи (Foreign Operations, and Related Programs Appropriations Act), включающего в себя 2,5 млрд долларов на проекты «демократии в Центральной Азии». В этих целях США ежегодно выделяются деньги на работу со СМИ и различных НПО, призванных путем распространения выгодной Вашингтону информации и политики привести к решению стратегических задач США в этом регионе и созданию «карманных властей». Одним из проводников такой политики является действующее издание «Caravanserai», финансируемое Объединённым центральным командованием Вооружённых сил США (USCENTCOM). Помимо этого «демократические ценности» в Узбекистане активно продвигают USAID, фонд Сороса, Международный республиканский институт, Национальный демократический институт, фонд «Евразия» и др. Примечательно, что международный фонд «Возрождение», который финансируется на средства бизнесмена Джорджа Сороса, как раз сыграл значительную роль в государственном перевороте на Украине в 2014 году. Агентство США по международному развитию (USAID) постоянно требует от Конгресса США увеличения выделяемых средств «на противодействие российскому информационному влиянию в странах Центральной Азии», и эти средства активно «отрабатываются».

Что же касается выбора Вашингтоном Узбекистана в качестве стратегического партнера, то это отнюдь не случайно. Ведь именно Узбекистан является центром ЦА и граничит со всеми странами региона, в том числе с особенно интересующим США Афганистаном, из которого они не уходят, даже несмотря на провал их вооруженной интервенции, произошедшей почти двадцать лет назад.

В настоящий момент в Афганистане фактически оформились два филиала террористического формирования ДАИШ (запрещено в РФ – ред.) для пуштунских и непуштунских районов. «Пуштунский филиал» (группа Фаруки) имеет ярко выраженную антишиитскую и антииранскую направленность, в то время как «северный филиал», костяк которого составляют выходцы из стран ЦА – боевики бывшего Исламского движения Узбекистана — группа Муавии (запрещены в РФ – ред.), в своей риторике в большей степени использует антицентральноазиатские (имеется ввиду все республики ЦА) и антироссийские элементы. Эти террористические группы являются лишь одним из многих инструментов в американских программах по поддержанию нестабильности в Афганистане, а также – хорошим поводом сохранять легитимное военное присутствие в этом важном с различных точек зрения регионе с целью оказания постоянного давления на соседние страны. Это подтверждает реализацию планов Запада по окружению очагами нестабильности с уязвимого в военном отношении южного направления не только России, но также создания напряженности для Китая и Ирана.

Во всех этих геостратегических играх Вашингтоном уделяется особое внимание усилению работы на узбекском направлении.

«Новое Восточное Обозрение»

Похожие материалы:

Новости партнеров