8 апреля 2021, 23:06 ПОЛИТИКА Александр Хроленко

Делегация Пентагона в Ташкенте: зачем военным США Узбекистан?

Военное сотрудничество с американской стороной несет определенные риски, так как Вашингтон неоднократно демонстрировал резкие политические повороты в отношении своих партнеров.

фото: © AFP 2018 / SAUL LOEB

В Узбекистане 2—6 апреля с рабочим визитом находилась делегация Пентагона во главе с заместителем начальника Управления стратегического планирования и политики Центрального командования Вооруженных сил США (CENTCOM) бригадным генералом Дюком Пираком. Уровень достаточно серьезный. Заметим, что CENTCOM в меньшей степени ориентирован на военно-техническое сотрудничество, и в большей – на военное. Один из проектов в этой области – стремление США создать некое «азиатское НАТО».

Американский стратег и первый заместитель министра обороны – руководитель Генерального штаба ВС Республики Узбекистан генерал-майор Шухрат Холмухамедов обсудили состояние и перспективы военного сотрудничества двух стран. Члены делегации Пентагона посетили Центр подготовки младших специалистов в городе Самарканде и другие объекты.

Интерес Пентагона к республике – давний и многосторонний. Армия Узбекистана не первый год считается самой сильной в Центральной Азии, и это важно для США, которые стремятся контролировать военно-политические события в регионе (даже после стратегического поражения в сопредельном Афганистане), а также бороться на этой площадке с влиянием «растущих» России и Китая всеми возможными методами.

В этой борьбе у американцев есть препятствия. К примеру, активное и взаимовыгодное сотрудничество Москвы и Ташкента в военной и военно-технической сферах – важнейший фактор сохранения региональной стабильности и мощи национальной армии. США стремятся перехватить инициативу. Разнообразными контактами и совместными военными маневрами на территории Северной Америки и Узбекистана Вашингтон пытается вернуть военное и военно-техническое сотрудничество с Ташкентом на прежний уровень – начала 2000-х годов, когда в республике располагалась американская военно-воздушная база (Ханабад). И американцы себя чувствовали как дома.

Как бы ни развивались события в дальнейшем, американским стратегам сегодня приходится непросто. Окрепший, суверенный и прагматичный Узбекистан не имеет завышенных ожиданий от дружбы с Пентагоном.

Все на борьбу с Россией и Китаем

Внешняя политика Вашингтона открыто направлена против России и Китая. Новая администрация США избрала стратегию «длительной осады» РФ. Что это значит для Узбекистана?

Американская военная доктрина регламентирует прямое и косвенное противоборство с противником – в зависимости от применения силы Пентагоном или доверенными союзниками (партнерами) Соединенных Штатов. При этом невоенные методы ведения войны становятся все более востребованными.

На слушаниях в Сенате США 25 марта замминистра обороны по специальным операциям и конфликтам низкой интенсивности Кристофер Майер заявил: «Силы специальных операций достигли прогресса в адаптации своих возможностей к вызовам великих держав – Китая и России». Командующий Силами специальных операций (ССО) генерал Ричард Кларк уточнил, что пять тысяч бойцов спецназа находятся в 62 странах мира и будут играть центральную роль в противодействии России и Китаю. Прежде всего – активно участвовать в психологических операциях, вовлекать иностранных граждан в борьбу с «враждебной пропагандой и дезинформацией» (врага укажет Вашингтон). И американские законодатели одобрили расширение секретных операций ССО за рубежом.

Согласно господствующей в умах американской элиты концепции «Большой Центральной Азии» Фредерика Старра, пять центральноазиатских республик на постсоветском пространстве необходимо «оторвать» от России и Китая, интегрировать их с Афганистаном и Пакистаном и подчинить американскому влиянию.

Благополучие региональных партнеров для США вторично, но общественное мнение учитывается. Проведенный экспертами Пентагона мониторинг в Центральной Азии свидетельствует: в Узбекистане, Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане наибольшим одобрением пользуется Россия – 80% респондентов, с большим отрывом от Китая и США.

Для Вашингтона это не проблема, а руководство к действию. Так, в Узбекистане в 2018 году появилась первая за 15 лет американская «неправительственная организация» American Councils for International Education, финансируемая правительством (Госдепартаментом) США. Аналогичная система подготовки «будущих лидеров», то есть юных агентов влияния действует в Казахстане и других странах Центральной Азии.

Многовекторное военно-техническое сотрудничество позволяет Ташкенту закупать вооружение из разных стран, и это, вроде бы, позволяет Узбекистану и в дальнейшем эффективно наращивать военную мощь, оставаясь равноудаленным от мировых центров силы. В последние годы Франция поставила Узбекистану 14 военных вертолетов компании Airbus Helicopters, Испания – четыре легких турбовинтовых военно-транспортных самолета С-295W, Болгария – выстрелы для гранатометов компании Arsenal JSCo, Чехия – авиационное радиоэлектронное оборудование. Выбор партнеров в области ВТС – суверенное право любого государства. И все же, приобретая американское и натовское оружие, Узбекистан попадает в зависимость от технологий и непредсказуемой внешней политики Запада (вспоминаем оружейное эмбарго 2005–2009 годов – после событий в Андижане).

С другой стороны, активизация оборонного сотрудничества Узбекистана со странами НАТО автоматически ограничивает военное и военно-техническое сотрудничество с Россией и другими странами ОДКБ. А это очень важное направление развития.

Надежное плечо

Москва не позиционирует себя противником какого-либо государства и никого не призывает враждовать с Соединенными Штатами, угрожая санкциями за «неправильное» ВТС. Совершенно прозрачно, соседям и себе во благо Россия стремится укреплять мир и безопасность на Центральноазиатском направлении. Об этом свидетельствуют недавние встречи начальников генеральных штабов России и Узбекистана в Москве и обмен опытом с узбекскими коллегами в Международном противоминном центре ВС РФ.

Россия заинтересована в создании надежной системы коллективной безопасности и многое делает практически бескорыстно. Ведь после окончательного сворачивания миссии США и НАТО «Решительная поддержка» афганские террористические группировки могут угрожать и российским южным границам. Прочные позиции Узбекистана в области обороны и безопасности созданы во многом благодаря военному и военно-техническому сотрудничеству с РФ и другими странами СНГ.

Ташкенту выгодно приобретать по внутрироссийским ценам боевые и военно-транспортные вертолеты, бронетехнику, стрелковое оружие и боеприпасы. Узбекская армия получит по 12 контрактам сверхманевренные истребители Су-30СМ, ударные вертолеты Ми-35М, радиолокационные комплексы. К концу 2020 года узбекская армия обновила 27% имеющегося вооружения. Разумеется, российские поставки застрахованы от разного рода санкций или эмбарго.

Москва помогает Ташкенту «железом» и в подготовке профессионального офицерского корпуса – в вузах Минобороны РФ обучаются около 400 узбекских военнослужащих. Имеются предпосылки для дальнейшей интеграции и совершенствования коллективной обороноспособности двух стран. И даже вне «купола безопасности» ОДКБ Узбекистан может рассчитывать на помощь членов этой организации.

Sputnik Узбекистан

Похожие материалы:

Новости партнеров