11 ноября 2020, 22:29 ПОЛИТИКА Владимир Сажин

Избранный президент США Байден, Ближний Восток и Иран

В 1974 году редакция журнала Time включила молодого сенатора Байдена в число «200 лиц будущего, которые будут делать историю». И теперь у новоизбранного президента США Байдена появился реальный шанс «делать историю». С чего начнет Байден свое президентство после принятия присяги 20 января 2021 года?

Немного о Байдене

Итак, 46-м президентом США избран Джозеф Робинетт Байден-младший (Joseph Robinette Biden, Jr.), или проще – Джо Байден. 20 ноября ему исполнится 78 лет. Он самый пожилой американских президент за всю историю США. Джо Байден профессиональный политик – член Демократической партии, – имеющий огромный опыт государственной деятельности: с 1972 по 2009 г был сенатором, а с 2009 по 2017 – в паре с президентом Бараком Обамой избирался на пост вице-президента США.

В 1974 году редакция журнала Time включила молодого сенатора Байдена в число «200 лиц будущего, которые будут делать историю». И теперь у новоизбранного президента США Байдена появился реальный шанс «делать историю». С чего начнет Байден свое президентство после принятия присяги 20 января 2021 года?

По всей видимости, начнет ревизию политического наследия предшественника. Разгребать завалы Байдену предстоит долго и упорно. Предыдущий президент Трамп создал много проблем и самим Штатам, и всему миру.

Так, администрация Трампа вывела Соединенные Штаты из ряда международных договоров. Это – Парижское соглашение по климатуСоглашение о Транстихоокеанском партнерстве, Североамериканское соглашение о свободной торговле, Протокол об обязательном разрешении споров к Венской конвенции 1961 года, Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Договор по открытому небу, Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе (СВПД). Кроме того, США вышли из Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).

Команда Трампа осложнила отношения США даже с союзниками по НАТО, не говоря уже о многих других странах, в том числе России, Китае, Иране.

Безусловно, Джо Байден столкнется со множеством кризисных проблем внутри США, но всё же, как он сам уже объявил – внешняя политика станет одним из приоритетов. И это понятно, избранный президент имеет значительный опыт международной деятельности. Он работал в сенатском комитете по международным отношениям и неоднократно возглавлял его. Будучи восемь лет вице-президентом США также непосредственно и активно занимался внешней политикой.

В ходе предвыборной кампании Джо Байден заявлял, что даст обратный ход многим внешнеполитическим инициативам администрации Трампа, таким как выход Соединенных Штатов из международных соглашений, и будет работать над восстановлением трансатлантических отношений (читай – НАТО), которые, как он утверждает, были ключом к стабильности в Европе на протяжении последних 75 лет.[1] Вернет США в ВОЗ. Посмотрим…

Победа Байдена и Ближний Восток

По мнению многих обозревателей, определенным изменениям подвергнется политика США по отношению к Ближнему Востоку. Действительно, наследство здесь Байдену досталось неоднозначное, с которым предстоит сложная работа. Это и Афганистан, и Ирак, и Сирия, и курды, и Турция. Но особенно это касается Израиля и Ирана.

Надо отметить, что эти две страны олицетворяют два противоположных взгляда на победу Джо Байдена. Так, в Израиле с определенным беспокойством встретили проигрыш Дональда Трампа, сделавшего за четыре года многое для Иерусалима и израильской политики в мире и регионе. Напомним, что при президенте-демократе Бараке Обаме (2008 – 2016 гг.) израильско-американские отношения переживали, пожалуй, худшие времена. И, естественно, в Израиле с некоторым скепсисом восприняли победу демократа Джо Байдена. «Трамп был очень хорош для Израиля, есть вероятность, что Байден не будет таким заботливым и дружелюбным. Иерусалиму придется ориентироваться на новую администрацию, чтобы продвигать свои интересы и применять менее конфронтационный подход, особенно в отношении Ирана, но таким образом, чтобы не подчеркивать слабость Израиля. Мы можем только надеяться, что Байден понял, что бесконечные столкновения с Израилем, как это сделал Барак Обама, не приведут ни к чему, кроме головной боли для обеих сторон».[2]

Как считает заместитель главного редактора израильского издания The Jerusalem Post Това Лазарофф (Tovah Lazaroff), политика США на Ближнем Востоке, особенно в израильско-палестинском конфликте и в Иране, вероятно, претерпит кардинальные изменения, когда избранный президент-демократ Джо Байден войдет в Белый дом 20 января. Г-жа Лазарофф определила 10 изменений, которые могут произойти в результате его победы:[3]

1. «Сделка века» Трампа будет отложена. Байден положит конец любой возможности того, чтобы план Трампа по урегулированию израильско-палестинского конфликта, известный как «Мир для процветания» или под его прозвищем «Сделка века», был реализован.

2. Аннексия Западного берега не будет обсуждаться. Байден устранит любую возможность односторонней аннексии Израилем Западного берега, даже незначительную.

3. Исключительно на Израиль будет возложено урегулирование конфликта с палестинцами. Бывшая администрация Обамы возложила на Израиль ответственность за продолжение конфликта, считая, что его продолжающаяся поселенческая деятельность является камнем преткновения на пути к миру.

4. Поселения снова будут считаться незаконными. Байден, скорее всего, обратит вспять резкий поворот администрации Трампа в давней политике США, которая считала поселенческую деятельность Израиля вне границ 1967 года на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме незаконной. (Администрация Трампа признала исторические и религиозные права Израиля на эту территорию).

5. Посольство США останется в Иерусалиме. Байден является одним из подписантов Акта о посольстве США от 1995 года, в котором Иерусалим был признан столицей Израиля и указано, что посольство США должно быть переведено из Тель-Авива в Иерусалим.

6. Произойдет возрождение Палестинской администрации. Победа Байдена вдохнула новую жизнь в палестинских лидеров.

7. Израильско-палестинские переговоры, скорее всего, будут возобновлены.

8. Арабо-израильская нормализация сохранится. Байден поддерживает соглашения Израиля о нормализации отношений с Бахрейном, Объединенными Арабскими Эмиратами и Суданом и, как ожидается, будет работать над их продвижением.

9. США по-прежнему будут поддерживать Израиль в ООН.

10. Будет возрождено соглашение 2015 года с Ираном (СВПД). Байден сведет на нет политику Трампа в отношении Ирана и, вероятно, произойдет возвращение к политике администрации Обамы, которая выступила посредником в соглашении 2015 года по ограничению ядерной программы Тегерана. Трамп вывел США из СВПД и вновь ввел санкции США против Ирана. При этом он боролся, хотя и безуспешно, за восстановление международных санкций, включая эмбарго на поставки оружия. Теперь Байден будет работать над тем, чтобы вновь присоединиться к соглашению и возобновить СВПД, который все еще пользуется поддержкой пяти других мировых держав – соавторов ядерной сделки.

По мнению обозревателя израильского издания Ynetnews Шимрит Меир (Shimrit Meir), на Ближнем Востоке к сторонникам Трампа, кроме Израиля, также относятся Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия и Египет. Хотя эти страны не так восторженно относятся к администрации Трампа, как в Израиле, но они ожидали, что их геополитическое положение при Трампе продолжит укрепляться.

Нейтральную позицию к выборам в США занимают Катар и Иордания. Они, в целом, поддерживали хорошие отношения с администрацией Трампа, но также сохраняли некоторую дистанцию от нее — что очевидно из их нежелания принять план Трампа по ближневосточному миру. Не слишком сближаясь с Белым домом в течение последних четырех лет, они гарантировали себе высокий уровень свободы маневра в послевыборном Вашингтоне.

По мнению г-жи Меир, наиболее яростно презирают Трампа и его команду Палестинская автономия и Иран, которые с нетерпением ожидают ухода Трампа и надеются на изменение американской политики по отношению к ним.[4] Недаром Махмуд Аббас был одним из первых, кто поздравил Байдена с победой.

Такое отношение Рамаллы и Тегерана объяснимо. Как мы знаем, наибольшего напряжения отношения Белого дома с Исламской Республикой Иран (ИРИ) достигли после выхода США из СВПД и введения против ИРИ финансово-экономических санкций. В 2019 – 2020 гг. Вашингтон и Тегеран находились на грани войны. Поэтому, вне всякого сомнения, проблема Ирана будет одной из главных в списке срочных международных проблем, требующих кардинального решения.

Победа Байдена и Иран

Между США и ИРИ напряженность проявляет себя уже более 40 лет, практически с момента образования Исламской Республики. Подобное кризисное состояние зиждется на философских, идеологических разногласиях, неискоренимых пока существуют эти два государства в своих нынешних формациях.

Однако на протяжении десятилетий были моменты и периоды, когда политикам двух стран удавалось при всех идеолого-философских расхождениях избегать опасных политических, экономических, военных конфронтаций. И это случалось, когда государственные деятели США и ИРИ концентрировались на решении узловых, базисных проблем. В XXI веке такой проблемой стала иранская ядерная программа, беспокоившая не только США, но и весь мир.

В этих условиях президент ИРИ Хасан Роухани и президент США Барак Обама при участии и поддержке России, Великобритании, Франции, Китая и Германии с большой ответственностью приступили к диалогу по решению иранского ядерного вопроса. В итоге в июле 2015 г. Группой 5+1 и Ираном был утвержден Совместный всеобъемлющий план действий. План представляет собой историческую ядерную сделку, предусматривающую с одной стороны – ограничение иранской ядерной программы требованиями МАГАТЭ и усиление международного контроля над ней при широких возможностях развития ядерных технологий и атомной энергетики, с другой – снятие всех финансово-экономических и торговых санкций с Ирана.

СВПД не только разрядил напряженность между Вашингтоном и Тегераном, создав фундамент для строительства новых позитивных ирано-американских отношений, но и открыл перспективы решения других не ядерных проблем, связанных с ИРИ.

Однако в мае 2018 г. президент Трамп вывел США из сделки и восстановил антииранские санкции, впоследствии усилив их, и объявил в отношении Ирана политику «максимального давления».

Первый вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, выразив мнение всего иранского руководства, так охарактеризовал политику Трампа в отношении ИРИ: «Нарушение международных договоров, от экологических до экономических, бесчеловечные санкции против иранского народа, а также поддержка терроризма и расизма легли в основу этой политики Трампа». Иранский народ выступил против политики «максимального давления» Трампа и не забудет боли, вызванные «массовым нарушением его средств к существованию, отсутствием доступа пациентов к лекарствам и убийством уважаемого генерала Солеймани», – добавил г-н Джахангири.[5]

Избранный президент США Джо Байден, в свою очередь, назвал политику Трампа в отношении Ирана катастрофой. В своем заявлении, сделанном в момент наивысшего обострения американо-иранских отношений после убийства генерала Сулеймани в январе 2020 г. Байден написал: «Семена всевозможных опасностей были посеяны Дональдом Трампом 8 мая 2018 года — в тот день, когда он разорвал иранскую ядерную сделку вопреки советам своих главных советников по национальной безопасности. В тот день, когда он повернулся спиной к нашим ближайшим европейским союзникам и решил, что для него важнее уничтожить любой прогресс, достигнутый администрацией Обамы-Байдена, чем строить на нем лучший, безопасный мир.

Когда мы заключили сделку с Ираном, мы решительно перекрыли все пути Ирана к ядерному оружию. Международные инспекторы (МАГАТЭ), как и наши спецслужбы, неоднократно подтверждали выполнение Ираном своих обязательств. Одна из самых серьезных угроз стабильности в регионе и глобальной безопасности была снята с повестки дня.

И когда иранская сделка была в силе, у нас не было этого опасного цикла иранских провокаций и ответных мер «око за око». Был создан единый фронт союзников и партнеров для противодействия вызовам Ирана… . Но, как говорится, есть умный способ противостоять им, а есть способ Трампа… .

Единственный выход из этого кризиса с Ираном – дипломатия – ясная, упорная дипломатия, основанная на стратегии, а не на одноразовых решениях или превосходстве в силе. Дипломатия, которая предназначена для деэскалации кризиса, защиты наших людей и защиты наших региональных интересов, включая нашу кампанию против ИГИЛ».[6]

Исходя из вышеприведенного заявления Джо Байдена, можно предположить, что его администрация будет нацелена на восстановление всего того, что было создано дуэтом Обама – Байден вместе с другими странами в 2008 – 2016 гг. и впоследствии разрушено Трампом. В этом ряду находится и СВПД – наиболее яркий успех на международной арене.

Однако, вне всяких сомнений, администрация Байдена столкнется с серьезными трудностями на этом пути. Как заметил в «Московском комсомольце» Андрей Яшлавский, «звучат планы Байдена и компании красиво и эффектно. Но не тот ли это случай, когда гладко было на бумаге, да забыли про овраги?».[7] И, по всей видимости, таких оврагов – препятствий у Байдена будет много.

Первый «овраг» – сама ядерная сделка. Как известно, СВПД и юридически закрепляющая его Резолюция Совета Безопасности ООН № 2231 требовали от Ирана скрупулезного выполнения всех положений документа, а от оппонентов ИРИ – снятия всех антииранских санкций. Причем срок действия Плана по разным позициям варьировался от 5 до 20 лет.[8]

США с 2018 г. не только восстанавливали прежние санкции, но и значительно усиливали и расширяли их. Так, к началу 2020 г. число санкционных мер достигло почти 100.[9] Болеe того, сегодня Трамп готовит новую порцию санкций против ИРИ, которые будут вводиться еженедельно вплоть до 20 января – до вступления Байдена в должность президента. Цель – всемерно затруднить работу новой администрации по восстановлению СВПД и в целом по установлению диалога с Тегераном.[10] Ясно, что при таких разнообразных и широкомасштабных санкциях президенту Байдену будет трудно быстро и эффективно снять или даже смягчить эти ограничительные меры.

Иран, в свою очередь, с мая 2019 г. поэтапно отказывался от своих обязательств по выполнению СВПД и сейчас значительно продвинулся в развитии своей ядерной программы, в восстановлении своей ядерной инфраструктуры, замороженной СВПД. Было увеличено допустимое количество хранимого обогащенного урана и тяжелой воды, увеличен уровень обогащения с 3,76% до 4,5%, введены в стадию испытаний и задействованы в производстве новейшие и более эффективные центрифуги, что запрещено СВПД, возобновился процесс обогащения урана на заводе Фордо, что также недопустимо в рамках ядерной сделки. Ведутся работы по возобновлению обогащения урана до уровня в 20%, что, несомненно, является тревожным шагом на пути к 90-процентному оружейному урану. Планируется восстановление функционирование тяжеловодного реактора в Араке для производства оружейного плутония.[11] Как верно отметил избранный президент Байден, «суть в том, что сегодня Иран ближе к ядерной бомбе, чем когда Дональд Трамп вступил в должность».[12]

Еще одна проблема, связанная с СВПД – сроки действия документа и содержание некоторых его пунктов. Ведь теперь они должны пересматриваться, поскольку и санкционные антииранские меры претерпели изменения, и уровень развития ядерной программы ИРИ повысился с 2015 г. Причем пересмотру подлежат не только сроки, но и многие положения, которые устарели и не соответствуют нынешнему состоянию.

Все это требует тщательного изучения, обсуждения, согласования, а значит – времени и переговоров. Безусловно, было бы желательно, если бы переговоры велись в том же формате участников и за основу взят СВПД с перспективой на формирование СВПД-2. Но будем откровенны, будущее иранских проблем после всех действия Трампа на этом направлении ныне во многом зависит от отношений США – ИРИ.

Второе существенное препятствие для осуществления «иранской политики» президентом Байденом нужно искать в Иране. Политика Трампа полностью подорвала доверие Тегерана к США. Восстановить даже те крупицы веры у лидеров ИРИ в возможности конструктивного диалога с Вашингтоном, которые кристаллизировались в период подготовки СВПД, чрезвычайно трудно. Не случайно секретарь Совета по определению государственной целесообразности[13] Мохсен Резаи заявил недавно: «Оптимизм предыдущих иранских правительств по отношению к Соединенным Штатам и Европе много раз причинял иранскому народу вред».[14]

Более того, меняется и конфигурация власти в ИРИ. Команда президента Ирана Хасана Роухани, которая блестяще завершила работу над ядерной сделкой, уходит. 18 июня 2021 г. в ИРИ состоятся выборы президента страны. Шансы кого-либо из либерально-реформаторских сторонников Роухани стать новым президентом близки к нулю. Такая же вероятность наблюдается и в возможности налаживания продуктивных контактов между Вашингтоном и Тегераном за пять месяцев – от вступления в должность Джо Байдена до президентских выборов в ИРИ.

Мало кто сомневается, что, после инаугурации нового иранского президента все ветви власти будут находиться под контролем радикалов, консерваторов, то есть – антизападников, антиамериканистов.

Да, они вынуждены будут пойти на контакты с американцами, чтобы снять или хотя бы смягчить санкции. Ведь иранская экономика под влиянием санкций США, снижения мировых цен на нефть, последствий пандемии COVID-19 находится в критическом состоянии, которое может вызвать волну социального протеста в стране. Как заявил недавно посол ИРИ в РФ г-н Казем Джалили, «несколько месяцев назад наш президент Хасан Роухани сказал, что в результате выхода США из СВПД Иран потерял свыше $200 млрд. И сумма растет с каждым днем, так как мы продолжаем нести серьезные убытки. Она в итоге может увеличиться в несколько раз».[15]

При этом, как можно понять из выступлений и заявлений лидеров и официальных лиц Ирана, иранское руководство с облегчением и надеждой встретило победу Байдена. Однако бросаться в объятия новому американскому президенту не собирается. Пожалуй, можно говорить о том, что победа Байдена и его заявления по Ирану дали Тегерану шанс и возможность поторговаться о принципах будущих отношений.

Верховный лидер аятолла Хаменеи, другие руководители страны ставят избранному президенту условия: первое – США должны признать свои ошибки, второе – покаяться перед иранским народом за свои прошлые действия, третье – вернуться в СВПД, четвертое – отменить все санкции, пятое – компенсировать принесенный ими экономический ущерб, шестое – выполнять все свои обязательства, в том числе по ядерной сделке. Согласитесь, это едва ли выполнимо.

При этом утверждается, что Иран будет принимать свои решения в соответствии с новой ситуацией только после прихода к власти администрации Байдена, подчеркнув, что важны действия, а не слова и предположения.[16]

Скорее всего, именно эти условия станут основой для труднейших дискуссий и торговли.

В свою очередь, по заявлениям Байдена можно судить, что он готов к дискуссиям. Правда, не понятно, как президент США будет компенсировать Ирану минимум $200 млрд. Но, будем надеяться впереди дискуссии и, естественно, какие-то результаты по итогам торгов.

Как неоднократно подчеркивал Джо Байден, он будет использовать СВПД в качестве отправной точки для последующих переговоров с Ираном и что Соединенные Штаты затем будут работать с союзниками над расширением положений ядерной сделки и решением других вопросов и проблем, связанных с ИРИ.[17]

Кроме того, администрация Байдена планирует предпринять некоторые шаги в первые недели пребывания у власти, чтобы проявить добрую волю по отношению к Тегерану, включая отмену запрета на поездки и выдачу лицензий для облегчения ситуации по доступу к медикаментам, необходимым для борьбы с пандемией COVID-19.[18]

Третьим фундаментальным препятствием на пути Америки и Ирана навстречу друг другу может стать внутриполитическая ситуация в США. Точнее – соотношение республиканцев и демократов в Сенате и Палате представителей Конгресса США. Для политической системы США крайне важно, чьи позиции доминируют в обеих палатах Конгресса. По предварительным данным, республиканцам, по всей видимости, удалось сохранить контроль над Сенатом, а демократам – над Палатой представителей. При этом республиканцы в Сенате смогут, когда это им необходимо, заблокировать законопроекты Байдена. Поэтому его демократической администрации придется работать с оглядкой на Конгресс, развивая и расширяя сотрудничество и взаимопонимание с республиканцами, что является насущной необходимостью Белого дома.

Удастся ли президенту-демократу преодолеть возможное сопротивление в Конгрессе, этот вопрос важен, в том числе и для осуществления политики Байдена по отношению к Ирану. Но, совершенно очевидно, что легкой дороги по осуществлению «иранских замыслов» у Джо Байдена не будет.

Заключение

Таким образом, вполне корректно констатировать, что победа Джо Байдена на президентских выборах в США открыла возможности снижения напряженности между Ираном и Америкой, а также вокруг самого Ирана, что, несомненно должно отразиться на всей военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в мире.

Взаимное желание (пока только заявленное) Байдена и руководства ИРИ сохранить СВПД также является обнадеживающей заявкой двух сторон.

Правда, быстрых решений ждать не следует. Для Байдена потребуется несколько месяцев, чтобы сформировать новую команду, сформулировать первоначальный внутри- и внешнеполитический курс, определить направления межведомственного взаимодействия, прежде всего с Конгрессом, найти с ним точки соприкосновения. На это всё нужно время.

Однако даже при позитивном развитии планов Байдена утверждать, что все благие намерения нового президента США и лидеров ИРИ будут воплощены в жизнь, было бы преждевременно. На этом праведном пути стоят преграды. Главные из них – особенности нынешнего состояния СВПД, а также специфика внутриполитической обстановки как в США, так и в ИРИ. Причем на эти реалии могут воздействовать множество неизвестных ныне привходящих моментов, факторов и обстоятельств, которые способны изменить ситуацию в негативную сторону. Но будем оптимистами – основания сегодня для оптимизма, несмотря ни на что, есть.

[1] Todd Prince. How Will Biden Change U.S. Policy On Russia, Iran? Radio Free Europe/Radio Liberty. 07.11.2020. https://www.rferl.org/a/what-could-us-foreign-policy-look-like-under-biden/30935677.html

[2] Shimrit Meir. The Mideast is waiting with bated breath. Издание Ynetnews. 03.11.2020. https://www.ynetnews.com/article/rkqTicAuw

[3] Tovah Lazaroff. 10 ways a Biden win rattles Israel, Palestinians, Middle East. The Jerusalem Post. 07.11.2020. https://www.jpost.com/us-elections/10-ways-a-biden-win-rattles-israel-palestinians-middle-east-analysis-648358

[4] Shimrit Meir. The Mideast is waiting with bated breath. Издание Ynetnews. 03.11.2020. https://www.ynetnews.com/article/rkqTicAuw

[5] Iranian VP Hopes Trump Defeat Will Bring Change in US’ Destructive Policies. ИА Tasnim 08.11.2020 https://www.tasnimnews.com/en/news/2020/11/08/2385021/iranian-vp-hopes-trump-defeat-will-bring-change-in-us-destructive-policies

[6] Joe Biden. Joe Biden’s Remarks on the Unfolding Situation with Iran. Medium. 08.01.2020. https://medium.com/@JoeBiden/joe-bidens-remarks-on-the-unfolding-situation-with-iran-2505cc1a280b

[7] Андрей Яшлавский. Байден рассказал о своих самых первых шагах после Трампа. Издание МК. 08.11.2020. https://www.mk.ru/politics/2020/11/08/bayden-rasskazal-o-svoikh-samykh-pervykh-shagakh-posle-trampa.html

[8] Резолюция 2231 (2015), СБ ООН. от 20 июля 2015 года. Сайт ООН. http://undocs.org/ru/S/RES/2231(2015)

[9] Сайт президента Ирана. 19.12.2019. [Электронный ресурс] – URL: http://president.ir/en/112852

[10] Barak Ravid. Trump administration plans “flood” of sanctions on Iran by Jan. 20. Сайт Axios. 08.11.2020. https://www.axios.com/trump-administration-iran-sanctions-january-3951f776-09c9-4e55-b0f5-4a9c80e9e974.html

[11] Подробнее см.: Владимир Сажин. Иран: ядерной сделке пять лет. Сайт журнала Международная жизнь. 15.07.2020. https://interaffairs.ru/news/show/26909

[12] Сайт CNN. 13.09.2020. Joe Biden: There’s a smarter way to be tough on Iran. Opinion by Joe Biden. https://edition.cnn.com/2020/09/13/opinions/smarter-way-to-be-tough-on-iran-joe-biden/index.html

[13] Совет по определению государственной целесообразности – совещательный орган при Высшем руководителе Ирана. В обязанности Совета входит разрешение конфликтных ситуаций между Наблюдательным Советом и Меджлисом (парламентом).

Конституция ИРИ. Статья 112. Совет по определению государственной целесообразности создается по указанию лидера страны для определения целесообразности в тех случаях, когда Наблюдательный Совет признает постановление Меджлиса противоречащим нормам шариата или Конституции, а Меджлис с учетом государственной целесообразности не согласится с этим решением Наблюдательного Совета, а также для консультации по вопросам, которые передаются ей на рассмотрение лидером страны и для выполнения других функций, указанных в Конституции. Постоянные и временные члены Совета назначаются лидером страны. Регламент работы Совета составляется и принимается самими ее членами и утверждается лидером страны.

[14] Сайт ИА Mehr. 08.11.2020. Next US president should remove all anti-Iran sanctions. https://en.mehrnews.com/news/165669/Next-US-president-should-remove-all-anti-Iran-sanctions

[15] Сайт Коммерсант. 21.07.2020. Пора создать клуб стран, находящихся под санкциями. Посол Ирана в России Казем Джалали — о давлении США и сотрудничестве с Москвой. https://www.kommersant.ru/doc/4424475

[16] Подробнее см.: Сайт ИА Mehr, Сайт Tasnim, Сайт IRNA от 03.11. – 10.11.2020.

[17] Golnaz Esfandiari. Biden Presidency Could Lessen Tensions With Iran, But Shift Unlikely To Happen Overnight. Radio Free Europe/Radio Liberty. 08.11.2020. https://www.rferl.org/a/biden-presidency-could-lessen-tensions-with-iran-but-shift-unlikely-to-happen-overnight-/30936945.html

[18] Там же.

«Международная жизнь»

Похожие материалы:

Новости партнеров