3 августа 2020, 21:54 ПОЛИТИКА Александр Каюмов

Лукашенко между молотом и наковальней

Аналитики обсудили, что готовят Белоруссии «комиссары цветных революций»

Способна ли Белоруссия стать тем фронтиром, где будет остановлено иностранное вмешательство и экспорт цветных революций? Или окажется очередным полигоном для обкатки политтехнологий из усовершенствованной версии методички Шарпа? Эти вопросы беспокоят сегодня не только граждан Белоруссии, но и их соседей.

Исследование Агентства социального инжиниринга (SEA) «Сценарий цветной революции в Республике Беларусь 2020» обсуждалось на днях участниками онлайн-конференции, организованной «Общественной службой новостей» и Интернет-изданием «Ридус».

Эксперты сходятся во мнении, что президента Лукашенко в любом случае ожидают горячий август и не менее горячая осень.

Координатор Агентства социального инжиниринга Антон Давидченко был в 2014 году лидером одесского антимайдана. Поэтому часто сравнивает белорусскую ситуацию с недавней украинской историей.

Всё идет к тому, что Лукашенко будет избран президентом. Но это не повод расслабляться. «Запад будет категорически против, — говорит Антон Давидченко. — Они на протяжении последних пяти лет создавали под это социальные инструменты влияния».

Агентство социального инжиниринга два года назад проводило первый структурный анализ белорусских организаций. И еще тогда прогнозировало, что разветвленная сеть социального влияния (НФО, фонды, правозащитные организации, СМИ, блогеры), созданная Западом в Белоруссии, через два-три года приведет к цветной революции. Эксперт уверен, что майдан в РБ начнется 9 августа, когда будет известно о результатах выборов.

 Антон Давидченко поделился своим видением возможного сценария:

«С утра они будут максимально показывать толпы людей, которые пришли голосовать за Тихановскую. Приблизительно с 16-17 часов пойдут вбросы, что экзитполы показывают второй тур. Призовут людей максимально выходить в своих городах в 20 часов. Выберут место. В Минске, скорее всего, это будет ЦИК. Но есть и два запасных места. Первое — центральная площадь. И мы уже видели, что оппозиционеры начали собираться у реки. Это захват пространства, где им надо будет обосноваться. А в конце они призовут идти маршем из всех городов на Минск, чтобы максимально показать свою численность. И, конечно, они спровоцируют власть, как мы это видели на Украине. Будет разгон, что только спровоцирует людей выйти на дополнительный митинг. В Минске в поддержку оппозиции могут выйти 50-100 тысяч человек… А с такой толпой уже не получится играть, как привык Лукашенко: купировать ее и спокойно растянуть… Здесь будет очень сложно действовать.

И конечно, власть может дрогнуть. Тем более, мы знаем, что чиновники в Белоруссии — уже давно не однородная масса: очень сильно влияние Запада. А следовательно, возможен саботаж. Вот почему Лукашенко встречается в силовиками…

И второе ,что мы предсказываем: это будет только старт. Запад открывает сезон в Белоруссии».

Эксперт добавляет: анализ событий в Армении показал, что митингующие не ограничиваются одной попыткой свергнуть власть. В белорусском случае второй майдан, после августовской раскачки, может быть назначен на ноябрь, когда намечается подписание пакета договоренностей с РФ об интеграции. И в этих выступлениях уже будут активно использовать националистов.

Антон Давидченко подробно остановился на тех технологиях и инструментах влияния, которые задействует Запад на выборах 9 августа. Будет реализовываться классический сценарий, подобный оранжевому украинскому майдану 2004 года. Давно подготовлены лидеры общественного мнения (ЛОМы), сетки организаций.

Следует обратить внимание и на символику, используемую перед выборами белорусской оппозицией. Вся она напоминает об украинском оранжевом майдане. «Кулак» был использовался в 2007 году политической силой «Наша Украина — Народная самооборона», возглавляемой Юрием Луценко.

 «Сердечко» — партийная символика «Батькивщины» Юлии Тимошенко. Víctory как символ победы активно использовался стронниками Виктора Ющенко на оранжевом майдане.

И в остальных деталях сценарий, приготовленный для 9 августа, может оказаться «машиной времени», переносящей нас в 2004 год, когда президентские выборы на Украине «плавно» перешли в оранжевый майдан.

Антон Давидченко прогнозирует: «Уже в течение дня будут звучать заявления экспертов и приводиться данные фейковых экзитполов. В Белоруссии нет экзитполов, они запрещены законодательством. Но это совершенно не мешает западным инструментам придумать свои статусные организации, которые проводят экзитпол. И по результатам их будет говориться, что в первом туре Лукашенко не победил. Для Запада важно устроить второй тур. А Лукашенко будет стремиться победить в первом туре, чтобы минимизировать потери. А Запад будет это «красиво» трактовать: защита конституции, право граждан на второй тур. И именно на этой почве будет выстраиваться вся кампания».

Основная задача цветных революционеров на этом этапе — второй тур. Вокруг этого они и будут формировать смысл предстоящих протестов.

При этом ноябрьская стадия, когда протесты могут быть направлены против подписания новых договоренностей с Россией, потребует активизации националистического фактора, более агрессивной риторики. Белорусский народ уже сейчас приучают к мысли, что он весь — в символике «Погоня», которая еще недавно была запрещена в Белоруссии.

«Будет использована яркая националистическая символика “Погоня”, обязательно большой флаг, — считает А. Давидченко. — И они “разделят” население на молодое прогрессивное поколение, которое за будущее Белоруссии, и ретроградное — тех, кто за Лукашенко, за всё старое. И произойдет разлом в обществе. Это одна из любимых их технологий».

 Кроме того, запущена технология «Избирай молчание», цель которой — добиться, чтобы поменьше людей высказывались в поддержку Лукашенко. Эксперт сообщил о результатах анализа блогосферы: «Блогер, который так или иначе пытается поддержать Лукашенко , моментально в течение дня или двух получает тысячи плохих отзывов. У него сразу падает статус в соцсетях. В Интернете полностью преобладают инструменты западного влияния».

Профессор кафедры российской политики МГУ им. М.В. Ломоносова, член Научного совета при Совете безопасности РФ Андрей Манойло отметил, что в исследовании «Сценарий цветной революции в Республике Беларусь 2020» очень точно подмечены основные признаки и маркеры, характерные для этих технологий.

«Любая цветная революция — это технология организации госпереворотов, — говорит эксперт. — Где бы эти цветные революции ни организовывались, они в принципе организовываются по одному сценарию. Там только внешний антураж может меняться. Вплоть до того, что даже опознавательные знаки типа сжатых кулаков или иной символики цветной революции, предназначенные для срабатывания отличий “свой — чужой”, тоже повторяются и кочуют из одной цветной революции к другой».

По мнению А. Манойло, сейчас в Белоруссии просматриваются все признаки активной подготовки к цветной революции. Это похоже на оранжевую революцию на Украине, революцию роз в Грузии и на такой эталонный пример данной политтехнологии, как бульдозерная революция в Югославии. В качестве естественного механизма накрутки напряжения используется та эмоциональная накачка, которая происходит перед любыми выборами, особенно — перед президентскими. Люди взбудоражены, они оказываются на пике эмоционального напряжения, потому что одни чего-то боятся, другие — на что-то уповают. И в этот момент различные вбросы, осуществляемые технологами цветных революций, выполняют роль триггера, спускового крючка.

Но белорусская ситуация отличается общим контекстом, в котором сейчас все эти процессы происходят. Эксперт утверждает, что Западу совсем не обязательно делать целью этой технологии — свержение Лукашенко. Он напомнил, что у Батьки были переговоры с Майком Помпео, который специально прилетал в Белоруссию в рамках своего турне по постсоветским республикам. Белорусский президент сделал целый ряд шагов по направлению к Западу.

«После заявления Лукашенко о том, что НАТО вступится, если Россия вдруг посягнет на демократию в Белоруссии, он, на мой взгляд, перестал быть совсем уж неудобным кандидатом для Запада, — продолжает А. Манойло. — Когда он делал это заявление, для меня было совершенно очевидно, что он уже не выдавал желаемое за действительное. Он уже обо всем договорился. Более того, провел предварительные переговоры. А значит он на крючке у тех же западных спецслужб. Потому что все переговоры и контакты такого рода документируются. А значит, он свой.

И, по большому счету, Западу именно сейчас выгодно оставлять Лукашенко у власти, давать ему возможность переизбраться на новый срок, потому что уже понятно: он своей игрой загнал себя в такой ракурс, в такой коридор, по которому он будет идти, реализуя в целом не очень дружественную России политику, мягко говоря.

 Поэтому Лукашенко — готовый инструмент для Запада. Я не вижу ни одной причины, почему сейчас они от этого инструмента будут отказываться, да еще и с помощью технологии цветной революции ради какого-то единого кандидата от оппозиционных сил… Мне представляется, что, разворачивая технологию цветной революции, Запад, скорее всего, пытается показать Лукашенко, что он реально находится между молотом и наковальней».

Эксперт следующим образом объясняет сложившуюся обстановку и мотивации сторон. С одной стороны, на Батьку есть уже компромат, зафиксированный на переговорах его и представителей белорусской власти с Западом, — это «молот». С другой стороны, есть «наковальня» в виде технологии цветных революций. Запад намекает, что цветная революция в любой момент может сковырнуть президента с его поста. А. Манойло резюмирует: «Между этим молотом и наковальней Лукашенко должен начать метаться и стать более послушным. Мне представляется, что эта ситуация похожа на такую комбинацию».

Антон Давидченко заметил на это, что ситуация, когда Лукашенко будет загнан в узкий коридор и станет покладистым сточки зрения Запада, не отменяет большой вероятности его свержения. «Им важно, чтобы невозможно было подписать в ноябре союзный договор и продолжать интеграцию с Россией, — предположил координатор Агентства социального инжиниринга. — И они спокойно устроят второй майдан, намного мощнее, чем сейчас».

Эксперт напомнил: украинский президент Янукович ведь тоже был ручным для Запада. И он подходил для определенных целей не меньше, чем любые оппозиционеры, а может быть, и больше. Но на Западе всегда есть разные центры влияния, которые очень хитро играют на чужом поле. Так, в феврале 2014 года украинские оппозиционные лидеры вроде бы договорились с Януковичем, гарантами соглашения выступили западные страны… А потом на сцене майдана появляются неизвестные радикалы, призывающие идти свергать президента. Происходит переворот, а Запад умывает руки. «Потому что им нужен был еще более жесткий сценарий революции, когда они не просто захватывают власть, а делают полное переформатирование государства», — объясняет Антон Давидченко.

Эту мысль разделяет и президент Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич:

«Мне кажется, какими-то огромными буквами надо где-то выбить: пример Януковича. Сейчас пример Лукашенко показывает, что невозможно идти на какие-то соглашения и договоренности с западными партнерами, которые обещают тебе поддержку, золотые горы и т. д. Потому что моментально, при складывающейся ситуации, они тебя помножат на ноль».

Эксперт напомнил неписаный закон истории: когда глава государства пытается усидеть на двух стульях, конец будет печальный. Это всё уже продемонстрировал Янукович. И сейчас мы видим потенциальную модель 2.0 на примере Белоруссии.

Александр Малькевич недоумевает: «Те события, которые происходят вокруг Лукашенко, и его заявления за последние дни оставляют грустное послевкусие: и показанные кадры учений, и его разговор с омоновцем о том, что не нужно, как в детском саду, нянькаться, и его заявление о том, что он коронавирус перенес на ногах… Хочется понять, кто вообще ведет его кампанию?! Есть ли фамилия и имя у этого политтехнолога, который дает такие советы?! Потому что они все неоднозначную реакцию вызывают».

Белорусский эксперт, руководитель ГО «Союз» Сергей Лущ не разделяет прозвучавших пессимистических прогнозов и сравнений Лукашенко с Януковичем. Он отметил, что с подобными угрозами белорусская власть сталкивалась неоднократно, начиная с 90-х годов.

Но сегодня реализуется основная стратегия Запада: выведение Белоруссии через нейтралитет или с помощью любой другой технологии из всех интеграционных проектов, связанных с РФ. Это достаточно четко артикулировалось, никогда не скрывалось.

Развитая система западных НКО, СМИ, блогеров работала очень давно. Она проявила себя еще в 2018 году, когда были социальные протесты против так называемого «тунеядского декрета». Эксперт считает, что это была генеральная репетиция перед 2020 годом.

«Там же мы видим потом протесты против интеграции с Россией, — рассказывает С. Лущ. — То есть технология оттачивалась и отрабатывалась. Но что происходило на внешнем контуре? В рамках реализации белорусской многовекторной политики шел диалог с США, с Евросоюзом, откуда мы слышали очень приятные заверения, что вот-вот, еще чуть-чуть, вы должны выполнить какие-то условия… Потом риторика смягчилась: что может даже и не надо, но вот давайте в сторону гражданских активистов более лояльно посмотрим… Были даже попытки их интегрировать как-то в национальное медиа-поле. И вот мы видим в итоге, к чему этот “разгуляй” привел. Потому что объективно надо сказать, что белорусское медиа-поле сегодня контролируется западными спецслужбами или аффилированными с ними международными институтами, некоммерческими организациями…»

По наблюдениям эксперта, эти СМИ, если и пытались себя позиционировать как независимая журналистика, — фактически занимаются в последние пять-шесть лет обслуживанием различных политтехнологических антигосударственных проектов. Все наконец-то прекрасно это понимают.

«Скажу несколько слов о независимых кандидатах, — продолжает С. Лущ, — когда Тихановская объединилась со штабами Бабарико и Цепкало, мы увидели такой прекрасный женский триумвират… Если раньше риторика была более разновекторной, более комплиментарной по отношению даже к России, то сегодня она кристаллизовалась. Этот протест ушел исключительно в националистическую лакуну. Это даже можно увидеть по той публике, которая выступала как доверенные лица кандидатов. Вот недавно один из них сказал: “Вообще Белоруссии нужен Гитлер. Он не такой уж и плохой был человек”. Правда, его быстро вывели из числа доверенных лиц. Но тем не менее. Это опять же характеристика той публики и той части общества, которая является ядром протестной активности. Я думаю, что многие — в ходе проведения кампании, после высказываний Тихановской, ее штабов и союзников — разочаровались или будут разочарованы впоследствии».

Белорусский эксперт допускает возможность силового сценария 9 августа. Но уверен, что у государственной системы РБ достаточный запас прочности. Сейчас происходит мобилизация государственного аппарата, силового аппарата, чтоб предотвратить резко-радикальное развитие событий.

С. Лущ отдельно коснулся вопроса о технологиях альтернативных подсчетов голосов: «Экзитполы в РБ не запрещены. Просто есть определенная процедура получения аккредитации на проведение социологических исследований. Она дается Институтом социологии НАН РБ. Есть альтернативная площадка подсчета голосов. Это часть политтехнологии. Я думаю, что это будет использовано для координации протестной активности. И она может даже и не выльется 9 августа в какие-то массовые акции. Возможно, мы увидим такую веерную активность на участках. И через это приложение будут координироваться действия активистов. Задача будет: устроить беспорядки на участках во время голосования. Это один из предполагаемых сценариев».

Анализируя, почему сложилась такая ситуация, и власть столкнулась с самой сложной избирательной кампанией за последние десять лет, Сергей Лущ отмечает смену поколений. После протестов 2010 года выросла новая генерация людей. Среди недовольных много молодежи. «И в первую очередь, наверное, это многие представители как креативного класса, так и IT-сферы… Это люди с более высоким уровнем достатка, чем бюджетники. И соответственно уровень социального и политического запроса у них тоже изменился. Поскольку внутренняя политика Белоруссии достаточно консервативна, никто особо и не задумывался над тем, что нужно развивать собственные гражданские институты, развивать собственную политическую культуру».

Еще один важный фактор: в парниковых условиях давали работать откровенно русофобским, антигосударственным, антисоюзным, националистическим интернет-ресурсам.

«Многие из них используются как сливные бачки для публикации каких-то материалов, в том числе и белорусскими спецслужбами, — рассказывает эксперт. — Тут очень многослойный “пирог”. И простые заключения в сложной ситуации давайте тоже давать не будем».

Один из модераторов дискуссии, политолог Александр Александровский (в начале 2014 года был активным участником антимайданных выступлений в Харькове) призвал участников не говорить о цветной революции в Белоруссии как о свершившемся факте. «Мы не пытаемся навязать свою точку зрения нашим белорусским друзьям», — сказал эксперт.

Интересными соображениями поделился заместитель директора Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов. В 2007 году Всероссийский центр изучения общественного мнения проводил исследование. Оно продемонстрировало, что в Белоруссии и на Украине общество разделено примерно одинаково: есть активное, относительно небольшое прозападное меньшинство, есть достаточно большой пророссийский сегмент общества, есть в достаточной степени нейтральный сегмент, находящийся между двумя полюсами.

«Меня поразило то, что цифры показывали абсолютно одинаковую ситуацию на 2007 год между Украиной и Белоруссией, — подчеркивает В. Шаповалов. — Хотя понятно, что Украина и Белоруссия — совершенно разные страны с разной историей и разной современной актуальной ситуацией. Но в то же самое время есть и некоторые точки стыковки, точки наложения. В том числе и в историческом, культурологическом контексте, и в современной актуальной политике и геополитике. Это мы должны помнить. И учитывать тот факт, что спустя семь лет (после исследования) на Украине произошло».

Неприятной особенностью нынешней белорусской кампании заместитель директора Института истории и политики МПГУ называет метод расчеловечивания. Этот элемент майданных политтехнологий широко использовался в последние годы на Украине. «“Тараканище” — это очень сильно напоминает “колорадов”. Даже знак визуальный — насекомого, превращения насекомого во врага — очень похож», — говорит эксперт.

В. Шаповалов убежден, что в дальнейшем нужно выстраивать перспективы развития российско-белорусских отношений, поскольку было очень много упущено за этот период времени.

«Очевидно, что нужно развивать научно-образовательные, гуманитарные, культурные направления. Нужно больше студентов в российские вузы из Белоруссии. Нужно больше российских НКО и иных агентов, которые действуют в Белоруссии. Поскольку только такое общение может переломить ситуацию», — заключает эксперт.

Столетие

Похожие материалы:

Новости партнеров