6 августа 2020, 18:57 ПОЛИТИКА Руслан Веснянко

Моя твоя не понимает: русский язык отныне отсутствует в школах Украины

Верховная Рада Украины так и «не успела» рассмотреть законопроект, приостанавливающий языковую дискриминацию школьников из семей национальных меньшинств. Поэтому с 1 сентября обучение детей на русском языке запрещается.

Предложение «слуги народа» Максима Бужанского хотя и было в повестке последнего дня работы парламента, но до голосования оно вполне ожидаемо «не дожило». Сам автор напомнил, что граждане венгерской и румынской национальностей, проживающие в Украине, обратились к правительствам Венгрии и Румынии с просьбой защитить их право обучать детей на родных языках.

«Нам это сейчас всё наденется, как карточный домик, на выборах. Как раз нацменьшинства, относящиеся к странам Евросоюза, апеллируют к законодательству стран ЕС, которому наше законодательство не соответствует. Эта проблема никуда не исчезает», — заявил нардеп.

Напомним, что, согласно закону об образовании, школьники 5–11 классов, обучающиеся на венгерском, румынском, польском и болгарском языках, должны перейти на украинский с 1 сентября 2023.

Однако учащиеся 125 оставшихся русскоязычных школ на государственный язык перейдут уже 1 сентября 2020. Причем для «коренного народа» (крымских татар) сделано исключение: они могут и дальше проходить обучение на родном языке.

Понятно, что в сентябре будет поздно что-либо менять, так как учебный год уже начнется. Представитель президента в Конституционном суде (рассматривающем иск об отмене дискриминационного закона) нахально заявил, что не видит оснований для этого, а печально известный своими неумными высказываниями секретарь СНБО и вовсе призвал забыть русский язык.

«Слуги народа» еще раз красноречиво доказали, что их правильнее называть «враги народа».

В таких условиях русскоязычным гражданам страны не стоит надеяться на всяких бужанских — им необходимо предпринимать иные меры. Например, создавать частные и воскресные школы с обучением на родном языке, открывать курсы русского языка, отдавать детей в клубы интеллектуальных игр — там и обучение, и соревнования проходят на русском.

Возможны, конечно, и иные варианты образовательной и социально-просветительской самоорганизации. Остается открытым лишь вопрос: президенту Украины и его «слугам» не нужны голоса русскоязычных избирателей на октябрьских выборах или в чём их «хитрый план»?

«Понятно, что возле Зеленского работают разные советники, и поэтому время от времени он меняет мнения — в зависимости от того, к кому он в данный момент прислушивается», — объясняет подноготную президент Украинского аналитического центра Александр ОХРИМЕНКО.

«На данный момент из заявлений и действий Зеленского можно понять четкий посыл: Украина идет на полный разрыв с Россией.

Поэтому для него сейчас не имеют значения русскоязычные граждане, он готов делать ставку на националистические элементы и, соответственно, законопроект Бужанского фактически был торпедирован офисом президента. Ведь ясно, что при желании можно было бы этот закон принять, и тем самым хотя бы частично ослабить проблему обучения на русском языке в Украине, но он решил по-другому. И, скорее всего, вообще не будет проголосован в будущем — Зеленский избрал сугубо националистический путь “Украина превыше всего!”» — разочарован Охрименко.

Замдиректора Украинского центра социальной аналитики Валерий ПЕСЕЦКИЙ полагает, что хитрого плана в бегстве от принятия закона Бужанского нет, есть банальная рефлексия и страх: Зеленский одновременно боится и потерять голоса русскоязычных, и настроить против себя русофобов и националистов.

«Но если первые просто поворчат на кухнях и в социальных сетях, то вторые этим уровнем протеста точно не ограничатся и выйдут на улицу, включая правительственный квартал. Не исключено, что с оружием и намерением силой свергнуть Зеленского — в отличие от своих русскоязычных и русофильских оппонентов.

Таким образом, действия президента и его окружения мотивируются страхом перед теми, кто для режима составляет большую угрозу.

Сам же закон кардинально не решает проблемы русскоговорящих и их детей, он всего лишь немного смягчает жесткость процесса насильственной украинизации, растягивая его во времени. Задача всё равно для власти остается прежней: выдавить русский язык из всех сфер жизни украинского общества», — подчеркивает Песецкий.

Аналитик KyivStratPro Алексей БЕБЕЛЬ предполагает, что, возможно, законопроект Максима Бужанского не был поставлен на голосование, поскольку вопрос языка обучения достаточно заполитизированный, и однозначной позиции по нему у парламентского большинства не сформулировано.

«Что же касается голосов избирателей, то если говорить о «Слуге народа», у них, как у молодой политической силы, я думаю, пока нет четко очерченного круга избирателей, на которых нужно ориентироваться, как на базу в будущих выборах. Электоральные предпочтения 2019 года во внимание в строгом смысле брать в 2020-м нельзя. Тогда высокий показатель был обеспечен протестным голосованием на процедуре избрания президента Украины и большими ожиданиями перемен во время выборов в Верховную раду.

Следовательно, сейчас этой политической силе нужно понять, на какой электорат следует нацелить свою кампанию во время выборов. И точно определить, кто их потенциальный избиратель и что для него более важно: экономика или гуманитарные вопросы. Или то и другое вместе.

Пока, наверное, окончательного ответа на этот вопрос у них нет», — поясняет Бебель.

Аналитик Александр МОРДКОВИЧ отмечает, что законопроект Бужанского вносил изменения только в закон о функционировании украинского языка, а дискриминирующая сегрегация преподавания на русском предусмотрена еще и в законе о среднем образовании, принятом уже этим созывом Рады. Так что речи о сохранении русских школ не было.

«Кроме того, “слуги” очень ясно дали понять, что будут продолжать языковую политику Порошенко, что вполне очевидно, в том числе из вышеупомянутого закона и выступлений представителя Зеленского в Конституционном суде, где рассматривают замечания к закону о мове. Так что на выборы они пойдут к избирателю с иной повесткой — возможно, с экономическими успехами, а возможно — с победой над коррупцией.

Хотя, учитывая скорость падения их рейтингов, могут уже и не ходить. Например, в родном городе Бужанского — Днепре их свежий рейтинг около 12%», — обращает внимание Мордкович.

Остается добавить, что при голосовании в Раде по тому самому закону об образовании, фактически запретившему среднее образование на русском языке, Бужанский также отдал свой голос за него. Это вызвало бурю негодования у его подписчиков и поклонников. Нардеп долго и невнятно оправдывался. Главный смысл его речей сводился к тому, что он будет лоббировать свой законопроект. Но предложение «слуги» не отменило бы дискриминацию русскоязычных учеников, а лишь могло предоставить отсрочку по введению закона в действие на три года. Почувствуйте, как говорится, разницу.

RuBaltic.Ru

Похожие материалы:

Новости партнеров