29 апреля 2024, 23:10 ПОЛИТИКА Эсен Усубалиев

Опасные планы Туманного Альбиона — о визите Кэмерона в Центральную Азию

Единственное, что реально интересует Великобританию в Центральной Азии, — это противодействие России в обходе санкций при помощи стран региона. Все остальное — красивая ширма из витиеватых фраз, отмечает обозреватель.

фото: © AFP / STEFAN ROUSSEAU

В ловушке собственной лжи

В Центральной Азии подошла к концу “неделя британской геополитической мысли” — именно так можно охарактеризовать официальный визит министра иностранных дел Великобритании Дэвида Кэмерона в страны региона. Высокопоставленный дипломат активно делился соображениями о международной ситуации, значении республик ЦА для мировой политики, свободном выборе внешнеполитических партнеров, демократии, языке и о многих других вещах, которые, по мнению Лондона, крайне необходимы Центральной Азии.

Нетрудно догадаться, что всем государствам региона, по мнению британцев, не хватает развитого гражданского общества, соблюдения прав человека и английского языка. Единственное, чего здесь в избытке, — влияние России и Китая. По словам Кэмерона, нужно не то чтобы бороться с этим влиянием, но хорошо подумать о вариантах сотрудничества с Великобританией, которые “позитивно отразятся и на нашей общей безопасности, и на нашем общем процветании”.

Так, по прошествии более 30 лет после установления дипломатических отношений между странами ЦА и Соединенным Королевством, вдруг выяснилось, что и безопасность у нас общая, и процветание тоже. Новые исторические грани Центральной Азии в полной мере раскрываются в словах Кэмерона о “новой эпохе отношений” с регионом, о его расположении “в самом центре больших проблем, с которыми мы сталкиваемся”. Но самое интересное — заявление о мерах британцев по поддержке “с таким трудом завоеванного суверенитета” центральноазиатских республик. Незнание истории и ее искажение никого на Западе никогда не смущали, особенно если необходимо оправдать свои действия в настоящем. Не исключено, что эти слова были произнесены для английских налогоплательщиков, которые будут оплачивать дальнейшую “поддержку суверенитета” государств ЦА, а возможно, и очередную выдуманную борьбу “за свободу от России и Китая”.

Тем не менее международные СМИ запечатлели и растиражировали восторженное лицо Кэмерона на фоне юрты в Туркменистане и казана с пловом в Узбекистане. А вот при осмотре ирригационной системы в Кыргызстане министр выглядел задумчивым. Возможно, в Британии считают, что эти театральные приемы помогают завоевать симпатии в современных центральноазиатских обществах, но на самом деле они выглядят неубедительно и воспринимаются как откровенное лицемерие.

В целом, если проанализировать итоги визита Кэмерона в регион, трудно назвать его результативным, особенно принимая во внимание тот факт, что приняли главу британского МИД не везде тепло и не так, как рассчитывали англичане. Только Казахстан подписал с Туманным Альбионом соглашение о стратегическом партнерстве, торговле и сотрудничестве, а также ряд других документов. Впрочем, отсутствие значимых результатов не должно никого обманывать: у британцев железная хватка, поставив задачу закрепиться в регионе, они будут это делать всеми возможными и невозможными способами.

Линия разлома

Англичане прекрасно понимают геополитическую значимость Центральной Азии. Так как по результатам военной операции США и НАТО притянуть к региону Афганистан не удалось (в рамках пресловутого проекта “Большой Центральной Азии”), Лондон устремил свой взгляд на его другую оконечность — Монголию, которая еще ближе к непосредственным интересам России и КНР. Великобритания на мелочи не разменивается, ей нужно посильнее задеть сразу две мировые державы. Председатель комитета по иностранным делам британского парламента Алисия Кернс, комментируя визит Кэмерона, назвала Центральную Азию и Монголию “линией разлома” между РФ и Китаем. Естественно, британцы будут стараться всячески углубить этот разлом.

В Монголии Кэмерон подписал с коллегой “дорожную карту сотрудничества на пути к всеобъемлющему партнерству”, а также меморандум “о взаимопонимании по важнейшим полезным ископаемым”. Содержание этих документов не столь важно, но они фиксируют основные направления возможного сотрудничества в будущем. В Улан-Баторе глава британской дипломатии также охотно позировал для фото и видео — гладил лошадей, восхищался подаренным седлом и посетил урок английского языка в школе.

Тот факт, что в Монголии английский является популярным иностранным языком, воспринимается Британией как важный фактор сотрудничества и дополнительный повод для еще большего сближения стран. Однако для многих монголов английский язык — это возможность не только учиться, но и работать за рубежом, в частности в Южной Корее, США и Австралии, где сформировались наиболее многочисленные и быстрорастущие монгольские диаспоры. В данном плане значение английского языка весьма практическое: это не только студенты, но и рабочая сила, которая, кстати, в Англии сегодня весьма востребована.

Как и страны ЦА, Монголия относится в Великобритании осторожно и прагматично, прекрасно понимая, что Россия и Китай являются ее единственными историческими соседями и партнерами. Сейчас Монголия ведет активные переговоры о подписании временного соглашения о свободной торговле с ЕАЭС, в текущем году ожидается ее вступление в ШОС. Поэтому резких колебаний в сторону Лондона ожидать не стоит — Улан-Батор проводит весьма уравновешенную политику, в его планы не входят напряженность в отношениях и конфликт с соседями.

Истинные цели Лондона

Сегодня довольно трудно объективно оценить реалистичные ожидания Великобритании от сотрудничества с центральноазиатскими государствами. К примеру, во время визита Кэмерон предлагал политическое, торгово-экономическое, инвестиционное, энергетическое и транспортное партнерство со всеми странами региона в качестве альтернативы уже существующим активным торгово-экономическим и политическим связям в Евразии. Однако это абсолютно нереалистичная задача не только для Британии, но и для всего коллективного Запада, причем там это прекрасно понимают. Интенсивность торгово-экономических связей на евразийском пространстве задает высочайшие темпы экономического развития республик ЦА, сбавлять которые сейчас никто не намерен. Единственное, что реально интересует Великобританию, — противодействие России в обходе санкций при помощи стран региона. Все остальное — красивая ширма из витиеватых фраз про общие благополучие и безопасность.

В частности, британцы готовы в течение нескольких лет выделить 50 миллионов фунтов стерлингов на “мягкую силу” в ЦА, а это прежде всего развитие языка, образования, культуры и прочего. Но будет ли данная “сила” Лондона востребована в регионе с учетом этой небольшой суммы, ответить трудно. К примеру, популярность изучения английского здесь всегда была высокой, что характерно для многих стран мира, поскольку это один из международных языков. Однако мешает ли русский язык в Центральной Азии развитию и изучению английского? Абсолютно нет! Но одной из важнейших целей Великобритании (причем она этого не скрывает) является выдавливание русского языка из информационного, образовательного, культурного пространства и устранение его как средства межкультурного и межэтнического общения. А это цель куда более высокого порядка, поскольку именно она дает возможность по-настоящему контролировать общественно-политические процессы, искажать и “исправлять” историю, формировать новое будущее.

Развитие стран Центральной Азии естественным образом связано с русским языком, а также с ключевой ролью России в качестве важного научного, образовательного, культурного центра, который в свою очередь создал условия для развития собственных, национальных центров науки, культуры, искусства и образования. Не говоря уже о своей системе языкознания и преподавания языков народов ЦА. Британская “линия разлома” направлена именно на то, чтобы уничтожить все, что было создано трудом многих поколений. К сожалению, английская “мягкая сила”, как и любая другая западная, формирует новую генерацию молодых людей, которые и выступают главной силой в уничтожении прежних связей между народами и странами. Именно большие массы полуграмотной молодежи без сопротивления, радостно отдадут земли, природные и энергетические ресурсы родины, а свое потомство отправят на работу в страны Запада…

Выход всегда есть

Сценарии будущего стран Евразии необязательно должны быть пессимистичными. Народы наших стран переживали разные, куда более трагические времена и всегда оказывались победителями, поскольку понимали простую истину — сила в единстве. Этот постулат никогда не утратит своей актуальности, особенно перед лицом прямых и опосредованных угроз. Политика Великобритании в Центральной Азии, несмотря на ее внешнюю благожелательность, — это угроза общему спокойствию. Англичане никогда не приходят просто так и всегда будут искать выгоду, более того, ни один народ в мире не рассматривается ими как равный.

Евразийское партнерство и сотрудничество сейчас остаются главным драйвером региональных и международных изменений, которые затрагивают не только экономику, торговлю, политику и безопасность, но и культурное, образовательное и научное взаимодействие, которое выходит далеко за рамки Евразии. Именно оно будет определять будущее мира. Английская и прочие западные “мягкие силы” уходят в прошлое — в большей степени оттого, что они агрессивны по отношению к другим культурам. А у нетерпимости в Евразии нет будущего.

Sputnik

Похожие материалы:

Новости партнеров