31 июля 2020, 18:59 ПОЛИТИКА Денис Батурин, политолог

Перемирие вместо выполнения Минских соглашений

В самом начале президентского срока Владимира Зеленского было ясно, что Минские соглашения (несмотря на некоторые надежды) он выполнит вряд ли. Но в его силах выполнить предвыборные обещания, которые касались войны на юго-востоке: обмен пленными и прекращение огня. Последующие события, несмотря на первый после трехлетнего перерыва саммит Нормандской четвёрки в декабре 2019 года, подтвердили этот прогноз. 

22 июля Трехсторонняя контактная группа согласовала дополнительные меры контроля за прекращением огня в Донбассе: с понедельника, 27 июля, «вступили в силу соответствующие приказы руководства вооруженных формирований Украины и руководства Народной милиции о дополнительных мерах по поддержке и соблюдению действующего бессрочного режима прекращения огня на весь период до полного всеобъемлющего урегулирования конфликта».

После договорённостей о перемирии и первых шагах по его выполнению сработал «националистический предохранитель» – Дмитрий Ярош выступил с заявлением, в котором призвал всех украинских силовиков из Вооруженных сил Украины, Национальной гвардии, Министерства внутренних дел, Службы безопасности Украины, а также боевиков из вооруженных националистических формирований, не выполнять «преступные приказы» действующей украинской власти: «Обращаюсь к украинским Воинам: не исполняйте преступных антиконституционных и антигосударственных приказов».[i]

Украинские эксперты, представляющие «партию войны», например, Юрий Бутусов, весьма откровенно взялись обосновывать «пагубность» миротворческих действий, их, якобы, несоответствие интересам Украины. «Отдавая приказы максимально ограничить боевые действия… верховный главнокомандующий выбивает из рук нашего государства единственный политический аргумент, благодаря которому Украина пользуется авторитетом и влиянием на международной арене», – заявил он..[ii] Очень симптоматичное заявление – получается, что субъектность Украины основана на войне на юго-востоке. Это еще и месседж для части политикума, который присутствует во власти и публичном пространстве, а также имеет ресурсы благодаря конфликту.

Процесс перемирия развивается на фоне невыполнения Украиной решений последнего саммита Нормандской четвёрки, подготовки к местным выборам на Украине. В этой ситуации для Зеленского важно проявлять инициативу. Последний телефонный разговор между президентами России и Украины состоялся 26 июля по инициативе Зеленского. На следующий день в силу вступили договоренности о перемирии. В этом смысле звонок Путину можно рассматривать и как «звонок» всем остальным участникам Минского процесса, как демонстрацию миротворческих намерений президента Зеленского. Основные моменты разговора президентов: «Главы государств согласились, что очень важно соблюдать договоренности по прекращению огня в Донбассе, согласование контактной группой дополнительных мер оценили положительно. Обсудили различные аспекты урегулирования внутриукраинского кризиса. Была констатирована необходимость повышения эффективности переговорных усилий в рамках минской контактной группы. Безальтернативность Минских соглашений, которую признал в разговоре Зеленский, по мнению Кремля, должна быть подтверждена реальными действиями со стороны Киева. В то же время президент России охарактеризовал постановление Рады о местных выборах в 2020 году как противоречащее минским соглашениям и способное помешать урегулированию конфликта. Также была высказана озабоченность недавними заявлениями украинских чиновников о неприемлемости ряда положений “Комплекса мер” и необходимости его пересмотра».[iii]

Участники Минского процесса и Нормандской четверки регулярно ставят вопрос о том, когда будет новый саммит лидеров стран. И вопрос этот к Украине. Нынешнее перемирие – это попытка Зеленского косвенно ответить на вопрос, показать, что Киев имеет некие конструктивные намерения. Тем более что речь идёт об одном из конкретных положений соглашений (проведение местных выборов), также зафиксированном в «формуле Штайнмайера». Правда, подписав этот документ, Украина тут же заявила, что выполнять его не намерена. А выборы на Украине – уже осенью. Таким образом, Киев «выполняет» Минские соглашения по-своему: перемирие, местные выборы в стране, которые не будут касаться ни республик Донбасса, ни оставшихся под контролем украинских властей районов Донецкой и Луганской областей. Помимо этих «шагов по выполнению» Зеленский и украинские чиновники по-прежнему заявляют о том, что выборы возможны после передачи контроля над границей украинским военным, что противоречит Минским соглашениям и «формуле Штайнмайера», которая является кратким планом-инструментом выполнения этих соглашений. 

В этих условиях перемирие преподносится Зеленским как реализация соглашений с точки зрения Украины. По умолчанию это значит – «делаю, что могу под давлением внутренних политических сил, которые не позволяют выполнять соглашения от 12 февраля 2015 года так, как они сформулированы». «Выполняем, но по своему», – таково, на мой взгляд, скрытое послание Зеленского. Как итог этих подспудных намеков, именно эта политическая «безысходность» трансформируется руководством Украины в необходимость пересмотра Минских соглашений.

Можно конечно, говорить и том, что Зеленскому нужно время для того, чтобы решить хотя бы вопрос Петра Порошенко – обвинения в государственной измене ему уже выдвинуты, но он и его сторонники активны, их поддерживают политические активисты, есть фракция. Но даже если Зеленский сможет убрать Порошенко из политики, он останется под давлением его сторонников и националистов. Давление в целом снизится, баланс политических сил изменится, но не кардинально.

Зеленский пытается формировать образ миротворца, игнорируя Минские соглашения, а местные выборы в том виде, в котором они пройдут осенью никаким образом не касаются соглашений. Более того, отказ от проведения выборов в подконтрольных районах Донецкой и Луганской областей – это создание политической зоны отчуждения на контролируемой Киевом территории. 

Повторимся, Зеленский изначально ориентировался не на выполнение Минских соглашений, против чего действуют весьма активные силы на Западе и на Украине, в лице националистов и сторонников Петра Порошенко, а на миротворческие усилия в виде прекращения огня и обмена пленными. Поэтому нынешнее перемирие – без сомнения полезное – никоим образом не является шагом по выполнению Минских соглашений.

«Международная жизнь»

Похожие материалы:

Новости партнеров