15 сентября 2021, 18:27 ПОЛИТИКА Валерий Куликов

Провал в Афганистане обусловил кризис политики США в Центральной Азии

Вторжение Соединённых Штатов в Афганистан после 11 сентября вызвало глубокие изменения в политической динамике этой части мира. В Центральной Азии больше не царит анархия, как двадцать лет назад, когда талибы правили в международной изоляции. Сегодня там установился определенный региональный порядок, который успешно может приспособиться к отсутствию Вашингтона…

На фоне провального завершения эпохи военного вмешательства США в дела Центральной Азии с выводом войск из Афганистана, в странах этого региона уже начались процессы переоценки связей с прежними ведущими игроками здесь, началось выстраивание обновленных схем общего взаимодействия в интересах укрепления всеобщей безопасности и политико-экономической стабильности.

Шокировавшая всех победа движения «Талибан» (запрещено в РФ) еще даже до завершения вывода войск США и НАТО из Афганистана, вызвала волну резкой критики в адрес президента Джо Байдена и в целом политики США в регионе. Критики обвиняют Белый дом не только в плохом управлении выводом войск и подрыве авторитета Вашингтона в мире, но и в том, что Америка оставила вакуум власти и силы в Центральной Азии.

Разбирая причины столь плачевного развития ситуации, многочисленными экспертами и региональными СМИ указывается на то, что Вашингтон лишь публично прикрывался красивыми публичными заявлениями о борьбе с терроризмом и наркотрафиком в Афганистане. На самом же деле он выстраивал свою политику в этой стране и в регионе в целом, прежде всего исходя не из реальных проблем и угроз региона, а из своих корыстных целей, с оттенком собственной приверженности преступным действиям. Отсюда и немыслимый за два десятилетия военно-политического управления Соединенными Штатами Афганистаном рост производства опиатов более чем в 40 раз. Вашингтон так и не смог обучить военному делу армию, полицию и спецслужбы этой страны, пренебрегая также и происходившим морально-психологическим разложением вооруженных сил этой страны, в результате чего они сдавались без боя. Тратив огромные суммы на содержание своих войск, военно-политическая элита США занялась прежде всего коррупционным распилом этих баснословных средств, не создавая никаких объектов социальной инфраструктуры и гражданских предприятий. В результате такой преступной «американской помощи» простым афганцам осталась только разруха, развитие самой страны отброшено на десятилетия назад.

Все это, наряду с оставшимся после двадцати лет «помощи» США вакуумом власти и силы в Афганистане, заставляет другие государства, прежде всего этого региона, серьезно задуматься о целесообразности повторения афганского пути и дальнейшего сотрудничества с США. Ведь сегодня для них нет никакой гарантии, что предлагаемая США «помощь» не обернется таким же хаосом, откровенным разграблением, а американские военные не сбегут в самый тяжелый для стран момент.

Вместе с тем необходимо признать, что вторжение Соединённых Штатов в Афганистан после 11 сентября вызвало глубокие изменения в политической динамике этой части мира. В Центральной Азии больше не царит анархия, как двадцать лет назад, когда талибы правили в международной изоляции. Сегодня там установился определенный региональный порядок, который успешно может приспособиться к отсутствию Вашингтона. Соседи Афганистана научились ориентироваться в зачастую противоречивых требованиях США и их видении международного порядка, усилив связи и сотрудничество с Россией и Китаем. В результате сегодня Центральная Азия, хотя и представляет собой многополярное пространство, где действуют разные страны через новые организации, нормы и системы отношений, это далеко не политический вакуум. Страны региона активно выстраивают взаимоотношения с другими государствами, отказываются идти на поддержку выгодного только США однополярного мира, заставляют внешних игроков прислушиваться к их собственному мнению. Активно имплантированные США «цветные революции» в Грузии (2003), Украине (2004) и Киргизии (2005), попытки вызвать недовольство действующими властями в ряде государств Центральной Азии, уже давно определили их весьма сдержанное отношение к действиям Вашингтона и его «инициативам» в регионе.

Двадцатилетнее военное присутствие Соединённых Штатов в Афганистане и активное стремление Вашингтона распространить свое исключительное влияние на всю Центральную Азию подстегнуло Китай и Россию к развитию собственных конкурирующих институтов, норм и практик, включая такие организации безопасности, как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и возглавляемая Россией Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).  ШОС, основанная в 2001 г. Китаем, Казахстаном, Киргизией, Россией, Таджикистаном и Узбекистаном, становится все более критичной к политике и действиям США. Организация разработала несколько региональных инициатив, включая военные учения, проводимые раз в два года, и собственный центр по борьбе с терроризмом в Ташкенте.

Предпринятые США усилия по стимулированию регионального экономического развития путём интеграции Афганистана в сообщество Центральной и Южной Азии также спровоцировали негативную реакцию. Такие амбиции лишь ускорили реализацию китайских и российских контрпроектов, которые стали более осязаемыми и лучше финансировались. И ярким примером этому стало объявление в 2013 г. председателем КНР Си Цзиньпином инициативы «Пояс и путь», в рамках которого Китай инвестирует миллиарды долларов в строительство новых трубопроводов, автомобильных и железных дорог, чтобы соединить Центральную Азию с западными провинциями КНР. Россия, со своей стороны, ускорила реализацию собственной региональной экономической инициативы – Евразийского экономического союза. Москва также использовала иммиграционный статус миллионов среднеазиатских рабочих-мигрантов в России для дальнейшего укрепления связей со странами этого региона, становящихся с каждым днем все выгодней для них.

После ухода Соединённых Штатов из Афганистана региональная ситуация стала активно меняться. Страны Центральной Азии, ставшие сильнее, чем два десятилетия назад, сегодня более прагматичны в отношениях с «Талибаном» (движение запрещено в РФ) и даже проявляют свою искреннюю заинтересованность в совместном решении проблем безопасности и экономики Афганистана. С июля месяца российские войска провели совместные учения с таджикскими и узбекскими войсками вблизи таджикско-афганской границы, а китайские подразделения провели антитеррористические учения в Таджикистане. Пекин и Москва сейчас координируют свою политику в Афганистане, ведут переговоры с «Талибаном», стремясь оказать влияние на будущую политику этой страны и действия талибов. Сами талибы, приветствуя пока немногочисленные внешние связи, объявили о заинтересованности в китайских инвестициях и усилиях по восстановлению страны, предлагают Москве и Пекину арену для расширения стратегического партнёрства и реализации совместной программы пересекающихся инициатив в области экономики и безопасности.

Индия, хотя и обеспокоенная афганской неудачей США,  признает, что для нее в связи с последними событиями также открылись более широкие возможности и перспективы. В Нью-Дели растет уверенность в том, что он может добиться успеха в Центральной Азии, развивать свои собственные стратегические отношения, продолжать улучшать свое экономическое положение. Вместе с тем нельзя исключать, что последние события в Афганистане могут принести Индии не только новые возможности, но и новые вызовы. В частности, в возможном обострении отношений с Пакистаном из-за намерений «перерубания» китайского наземного моста через контролируемый Пакистаном Кашмир и по получению своего собственного сухопутного моста в Среднюю Азию.

В целом же, страны Центральной Азии уже свыкаются с выпадением США из обоймы активных игроков в этом регионе, заявляя, что потеря для США стратегического влияния на регион после 20 лет имевшихся возможностей стала безусловным следствием неправильной политики Вашингтона в Афганистане. При этом также отмечается, что все это проистекает из абсолютного отсутствия у США стратегических целей после окончания холодной войны и, в частности, в связи с вторжением в Афганистан после террористических атак 11 сентября.

Поэтому дальнейшее отношение к политике Белого дома будет зависеть в странах Центральной Азии во многом от того, какие выводы сделает из афганского краха Вашингтон, пойдет ли он на отказ от прежней своей тактики «разделяй и властвуй во имя интересов Америки». И станет ли он участвовать в восстановлении Афганистана, как, впрочем, и других стран, пострадавших в последние десятилетия от американских военных интервенций.

 

Новое Восточное Обозрение

Похожие материалы:

Новости партнеров