12 февраля 2021, 21:37 ПОЛИТИКА Александр ТИХОНОВ

Россия – это самобытная, самодостаточная цивилизация

Информационное оружие Запада нацелено на подрыв многовековых устоев государственности нашего Отечества.

фото: Сергей МИХЕЕВ

Почему продолжается информационная война против Российской Федерации? Какова вероятность смены курса в отношении нашей страны со стороны новой американской администрации и почему Вашингтон не отменяет антироссийские санкции? Зачем в наше общество вбрасывают лозунг «Масло вместо пушек» и используют иные приёмы дискредитации усилий государства по укреплению Вооружённых Сил РФ? Какова истинная цель политики коллективного Запада в отношении соседних с Россией стран? В чём замысел наших недругов, подстрекающих молодёжь к незаконным протестам?

На эти и другие вопросы «Красной звезды» обстоятельно ответил известный российский политолог Сергей МИХЕЕВ.

– Сергей Александрович, в своей первой внешнеполитической программной речи 46-й президент США Джозеф Байден заявил, что Соединённые Штаты будут жёстко противостоять действиям России, если посчитают их наносящими ущерб американскому лидерству. В этой связи не приходится сомневаться, что Вашингтон попытается под этим предлогом активизировать вмешательство во внутренние дела нашей страны, раскручивая маховик информационной войны, которая для Демпартии всегда была излюбленным средством продвижения американских интересов на планете. Что вы скажете по этому поводу?

– В этом нет ничего удивительного. Важно то, что надежды на очередного президента США, которые регулярно, раз в четыре года питают у нас некоторые, бессмысленны. Ждать чего-то хорошего от Байдена не было никаких оснований. Все его заявления абсолютно предсказуемы и вписываются в общую стратегию США по давлению на Россию. Вообще, многовековая история отношений России с Западом характеризуется двумя процессами: Россия всегда пытается договориться с Западом по-хорошему, но Запад с Россией никогда не договаривался, а всегда на неё давил.

Способы давления были разные в зависимости от возможностей: политические, военные, экономические… Но давил Запад всегда! Логика с его стороны была простая: или Россия должна подчиниться западным интересам, или она должна исчезнуть. Средства, какие-то конкретные сюжеты могут меняться, но принцип, к сожалению, за многие века не меняется.

В этом смысле ничего удивительного Байден не сказал. Единственной спецификой здесь является немного подкупающая наше доверие готовность Байдена к продлению Договора о стратегических наступательных вооружениях. Да, он продлил его. Но сделал это не потому, что хотел нам удружить. А потому, что: а) Байдену важно дистанцироваться от Трампа, в жёсткой схватке с которым он победил, и б) Байден понимает, что на данном этапе для США выгодно продление этого договора. И больше ничего это не означает.

– Накануне выступления Байдена в конгресс США был внесён законопроект о новых санкциях против России. Чего вообще хотят американцы достичь с помощью санкций? Неужели они всерьёз рассчитывают поставить ядерную державу первого порядка на колени? Принудить нас принять их условия? Надеяться на это ведь нелепо…

– Соединённые Штаты как-то раз уже поставили ядерную державу первого порядка на колени. Это произошло в 1991 году. Несмотря на то, что у нас сохранялись ядерные ракеты, атомные подводные лодки, стратегические бомбардировщики…

– Вооружённые Силы, замечу, и тогда свою главную функциональную задачу в общем-то решили – обеспечили неприкосновенность государственных границ. На нас никто напасть не рискнул. Да и на колени не народ встал, не армия, а некоторые политики… Геополитическая трагедия произошла всё же в силу комплекса причин, включая внутренние.

– А это не имеет значения – важен результат. Всегда комплексные усилия, приводящие к результату, оцениваются как эффективные. Процесс этот был сложный, но американцы оценивают распад СССР как результат в том числе и своего давления. Не стоит преуменьшать возможности американцев в этом смысле, потому что сегодняшняя ситуация внутри России во многом более опасная, чем та, которая была внутри Советского Союза. Объясню почему.

Американцы делают акцент на экономических санкциях в связи с тем, что заинтересованность достаточно большого количества российских бизнесменов в хороших отношениях с Западом остаётся очень высокой. Внутри верхнего социального слоя довольно много людей, искренне убеждённых в том, что необходимо интегрироваться в западный мир на тех условиях, которые Запад предлагает. В этой связи экономические санкции США вовсе не лишены смысла. За океаном считают, что можно будет раньше или позже дожать элиту. Поэтому я бы легкомысленно и легковесно к этим вещам не относился.

Они понимают, что в нынешней ситуации прямое военное столкновение с Россией было бы крайне нежелательно, поэтому оказывают экономическое давление, затрудняя наше экономическое развитие. Второе направление их деятельности – дестабилизация внутриполитической ситуации, для чего они работают с населением, с молодёжью для «выноса мозга» и провоцирования гражданского конфликта. Этим они занимаются по полной программе.

В ситуации, в которой находится Россия, мы не можем позволить себе отдать информационное пространство, ум и души людей нашим откровенным врагам

– Ставка на раскачивание ситуации в России, судя по недавним событиям в некоторых городах, делается на молодёжь, которая не искушена в политике, не располагает идейным иммунитетом, да и не знает проблем и бед недавнего прошлого, которые, впрочем, свежи в памяти их родителей. Молодые люди не осознают, что они лишь разовый инструмент в большой игре. Вам часто приходится выступать на радио, на телевидении. Как вам видится роль традиционных электронных СМИ в борьбе за умы молодёжи, формировании образа будущего? Или эпицентр борьбы перемещается в социальные сети?

– Здесь важны все средства, которые могут быть применены. Традиционные СМИ, новые или старые – не имеет значения. Надо понимать простую вещь. В той ситуации, в которой находится Россия, мы не можем позволить себе отдать информационное пространство, в том числе ум и души людей, нашим откровенным врагам. Поэтому традиционные СМИ должны делать своё дело, интернет – своё.

Сейчас у нас ситуация двоякая. С одной стороны, она касается радио, телевидения, где, наверное, наблюдается перевес ответственной позиции. Но аудитория радио и телевидения – это в основном люди среднего и старшего возраста. Хотя чёткой градации тут нет, потому что радиостанции и телеканалы сейчас представлены и в интернете.

Что касается социальных сетей и интернет-сообществ, которые полностью поглотили нашу молодёжь, надо признать, что мы их не контролируем. Поэтому здесь необходима политика, которая поставит эту сеть под контроль, во-первых, технически и, во-вторых, содержательно. Когда мы инициировали повальную, стопроцентную интернетизацию страны, мы не позаботились ни о технической независимости, ни о содержательной.

– К числу приоритетных целей массированного информационного давления на Россию относится дискредитация усилий руководства государства по укреплению армии и флота. В нашей стране, где Вооружённые Силы – становой хребет общества, пытаются посеять сомнения в их боеготовности и боеспособности. Как вам видится роль и место армии в современной России?

– Пытаются посеять сомнения – это очень мягко сказано. Вообще, мне кажется, время мягких выражений прошло, и надо называть вещи своими именами. Нашим врагам вообще невыгодно, чтобы Россия была обороноспособной. Россия, по их замыслам, должна стать бессильной, бессмысленной и безвольной. Вот их цель. И для её достижения они будут делать всё, включая и работу с общественным мнением. То есть речь идёт не просто о том, чтобы посеять сомнения в боеготовности, а о том, чтобы так повлиять на политику государства, чтобы оно отказалось от укрепления армии, органов правопорядка и развития военно-промышленного комплекса.

Наши противники и в прошлые века, и сейчас говорят: «России не нужна своя армия». В наше общество они проталкивают тезис «масло вместо пушек» – мол, российский военный бюджет надо направить на социальные нужды. У себя, кстати, американцы этого не делают, там расходы на оборону были и остаются самыми большими в мире.

Мы это уже проходили в перестроечные времена, когда наши войска выводились из Германии и других стран Восточной Европы, и в 90-е годы при тотальном сокращении Вооружённых Сил. Подоплёка такого подхода понятна. Если этот тезис воплотится в жизнь, в итоге у нас не будет ни пушек, ни масла. Потому что, чтобы защищать своё масло, нужны свои пушки.

Кстати, это ещё один пример того, что политика Запада в отношении России принципиальных изменений не претерпела со времён царя Гороха. И при царях, и при советской власти Запад хотел одного: чтобы у России не было способности себя оборонять. Так что стратегическая цель наших геополитических противников не изменилась – изменения коснулись лишь каких-то подходов, технологий её достижения. Смысл их действий состоит в том, чтобы внушить как можно большему количеству людей – и простым гражданам, и элите, – что армия нам вообще не нужна.

Тезис о том, что армия является становым хребтом нашего общества, я бы поставил под сомнение. Было бы правильно, чтобы армия была становым хребтом или одним из системообразующих институтов российского общества. Но это пока не так. Я сторонник того, чтобы политическое значение армии и вообще людей, которые принадлежат к военному сословию, в стране увеличилось.

– Поводом для нападок на Российскую армию является и оказание нашей страной помощи Сирии в противостоянии необъявленной агрессии. Соединёнными Штатами не раз предпринимались попытки, так сказать, «помножить на ноль» огромный вклад российского военного контингента в оказание помощи этой стране в её борьбе с международными террористическими группировками. Возращение России на Ближний Восток меняет геополитический расклад в регионе?

– Геополитический расклад в регионе уже изменился, и об этом свидетельствуют наши взаимодействия с Турцией, отношения с Ираном, наши позиции в Сирии и так далее. Да, Россия отчасти вернула своё присутствие в этом регионе, и региональные, и внерегиональные силы вынуждены считаться с мнением России, так что, конечно, не надо преуменьшать ту роль, которую играет наша страна на Ближнем Востоке. Но не стоит думать, что Ближний Восток при этом изменился настолько радикально в положительную сторону, что эти изменения необратимы. Не будем тешить себя иллюзиями. Ближний Восток как был, так и остаётся крайне нестабильным и взрывоопасным регионом, привлекающим внимание огромного количества игроков.

– Запад с его огромными финансовыми и технологическими возможностями превратил информацию в разрушительное оружие. Известно, что в бюджете США на 2021 финансовый год предусмотрено выделение 763,8 миллиона долларов на «противодействие вредоносному влиянию России и дезинформации». Как вы считаете, Вашингтон когда-нибудь прекратит информационную войну против нашей страны?

– Вашингтон тогда прекратит информационную войну против России, когда Россия погибнет. Повторяю: цель Запада, и в том числе Америки, – или установление в нашей стране абсолютно марионеточного режима, или уничтожение России. Поэтому наивно задавать вопросы типа «Ну когда же Вашингтон успокоится?». Никогда. У них там совершенно другой подход, они по-другому «заточены», не способны на дружбу и любовь. Наше стремление выстроить с ними нормальные человеческие отношения, основанные на равноправии, они всегда будут расценивать как нашу слабость. А слабаков у них принято давить.

Идеал для них – военным путём заставить ослушника выполнять всё то, что им нужно. Если бы они были уверены, что нас можно уничтожить военным путём, они бы давно это сделали. А информационная война с их стороны – просто вынужденная мера. Но это тоже очень опасно.

– И каковы сейчас приоритетные объекты подрывного воздействия Запада в его информационной войне против нас? На какие группы, слои населения оно прежде всего направлено?

– На граждан Российской Федерации, начиная со школьников и заканчивая военнослужащими. Это воздействие направлено на то, чтобы они разочаровались в своей стране, перестали доверять её властям, внутренне отреклись от истории собственной страны и в итоге стали готовыми к её сдаче и сотрудничеству с потенциальным противником. Это касается всех категорий граждан, но особенно важны те, кто может действовать активно. А активно могут действовать: а) люди, находящиеся при власти, б) люди, которые ничего не соображают, но готовы выйти на улицы, то есть молодёжь. Вот это и есть два приоритетных объекта давления. При этом одни, по замыслу Запада, должны стать пушечным мясом на улицах, а другие – хитрыми агентами влияния в кабинетах и коридорах власти.

Православие задаёт моральные ориентиры, даёт силы для поддержания нравственных основ, скрепляет российское государство изнутри

– Недавно, говоря о вмешательстве США во внутренние дела нашей страны и ближайшего зарубежья, вы заявили, что развитие России без конфликта с Западом невозможно. Что в данном случае вы имели в виду? Речь о мировоззренческом конфликте? О разном видении образа будущего?

– Я говорил о том, что Западу не нужны сильные конкуренты, и это касается любой страны мира. Запад претендует на власть над всей планетой. Любой, кто может стать помехой захвату этой власти, расценивается как противник. Поэтому ничьё развитие невозможно без конфликта с Западом. Насколько острым и глубоким является этот конфликт, показывает пример Китая. Пока китайская экономика работала для транснациональных корпораций, американцы Китаю не мешали и даже помогали. Как только стало ясно, что Китай претендует на технологический прорыв, американцы тут же стали тормозить его развитие. Сейчас совершенно очевидно – и Байден говорит об этом, – что Китай для США – главный соперник.

Этот подход американцев касается всех стран, в том числе и России. С точки зрения Запада, только он вправе формулировать смыслы для человечества, только он имеет право задавать тон в массовой культуре, только его военная сила может и должна доминировать на земном шаре и никто не должен составлять ей конкуренции. И экономики всех стран мира должны играть только ту роль, которую Запад им отводит.

Запад вообще не заинтересован в развитии планеты. Точнее, он заинтересован только в таком развитии, которое будет отвечать интересам Запада. Поэтому самостоятельное развитие той или иной страны входит в конфликт с Западом. Амбиции Запада по глобальному доминированию – главная проблема нынешнего исторического этапа. И Россия в этом смысле не исключение, просто в случае с нашей страной это более остро проявляется. У России есть масштаб, успешная история, свои амбиции и ядерное оружие. Поэтому к России – особое внимание. Вот это я имел в виду, когда говорил о невозможности развития России без конфликта с Западом.

– Стремясь с помощью информационной войны решить свои проблемы, Вашингтон активно ведет её не только против нашей страны, но и в отношении других государств, в том числе на постсоветском пространстве. Складывается впечатление, что делается ставка на провоцирование цветных революций по периметру наших границ…

– Цель этой политики проста – создать для России недружественное окружение. Разжечь по периметру нашей страны конфликты, насадить недружественные политические режимы, которые будут ориентироваться на американцев и их союзников. Кстати, ещё до революции 1917 года Англия занималась практически тем же – провоцировала конфликты по периметру Российской империи. А чем занимался в советское время коллективный Запад? Создавал напряжение и пестовал врагов по периметру Советского Союза, а внутри СССР стимулировал национальный сепаратизм. После распада Советского Союза что продолжает Запад? Практически то же самое! Там очень рады тому, что наша страна сократилась почти в два раза, это для них – пример успеха.

– Но им же этого мало!

– Да, и они считают, что этот успех надо развивать. Надо создавать для России проблемы по её периметру, чтобы она не могла играть достаточно серьёзную роль в мировых делах. Пусть она разбирается со своими оппозиционерами, а по периметру пусть у неё будут проблемы со всеми соседями.

– Среди некоторых кругов ещё советской интеллигенции была распространена идея вхождения России в евро-атлантическую цивилизацию. Она отчасти и привела к трагическим событиям 1991-го. Вы уже сказали, что попытки встроиться в мир Запада для России изначально обречены на провал. Как вы полагаете, Россия – это самобытная страна-цивилизация со своей уникальной системой социокультурных кодов, как и Китай, и мир ислама? Или мы всё-таки периферийная часть европейской цивилизации?

– Мы, конечно, самобытная цивилизация. И если это было бы не так, то мы не имели бы никаких проблем с Западом. Кто считает, что мы не являемся самостоятельным цивилизационным феноменом, упускает из виду простую вещь: если бы мы были частью Запада, то Запад не воевал бы с нами так долго и не давил бы на нас всеми имеющимися способами на протяжении многих веков. На самом деле нас с Западом роднит только одно: они белые и мы белые, и то не все.

Все разговоры про культуру, в том числе про балет и оперу, которые в России развивались по примеру Европы, – это не аргумент. Это на самом деле личные приоритеты российских императоров, которые когда-то хотели быть похожими на европейцев и иметь с ними хорошие отношения. Но, как мы видим, и их усилия пропали даром. Потому что даже те периоды, когда мы делали всё, чтобы понравиться Европе, в конце концов заканчивались войной.

Никакого ощущения своей вторичности у нас быть не должно. Ощущение своей вторичности является одной из главных причин несуверенной политики. Когда вы убеждены, что вы – пятое колесо в европейской телеге, вы обречены на то, чтобы постоянно просить у кого-то разрешения на жизнь и что-то копировать. А ощущение самобытности и суверенности, наоборот, всегда ведёт к оригинальным творческим решениям. Мы сами отстояли своё право на существование, сами добились успеха, и никто и никогда нам в этом не помогал. И это тоже является признаком самобытности и самодостаточности.

Россия, по замыслам наших врагов, должна стать бессильной, бессмысленной и безвольной

– Заметное место в духовной жизни военнослужащих наших Вооружённых Сил и членов их семей сегодня занимает православие. Сергей Александрович, хотелось бы узнать ваше мнение относительно роли православия в армии и российском обществе в целом…

– Православие вот уже около тысячи лет составляет основу миропонимания российского, русского общества. Оно задаёт моральные ориентиры, даёт силы для поддержания нравственных основ, поддерживает историческую рамку российской государственности, скрепляет российское государство и российский, русский народ изнутри, даёт правильное понимание тех процессов, которые происходят вокруг и внутри нас. Поэтому роль православия невозможно переоценить. Я считаю, что даже те люди у нас, которые отрицают свою принадлежность к православию, не осознают, что их представление о добре и зле основано на православной этике.

Кстати, православное христианство во все годы раздражало Запад, и он всегда хотел поменять здесь вероисповедание. Совершенно очевидно, что все усилия Запада по расколу православного христианства, по его дискредитации внутри России не случайны. И смысл здесь не только в богоборчестве, которое тоже имеет место, но и в том, что Запад как раз понимает, какую консолидирующую роль играет православие. Православное христианство, на мой взгляд, должно играть более серьёзную роль и в обществе, и в армии. Мне кажется, должно быть больше священников, чтобы больше было возможностей с ними пообщаться, больше храмов или часовен в частях.

– Вам, кстати, доводилось бывать в Главном храме наших Вооружённых Сил, воздвигнутом в честь 75-летия Великой Победы в подмосковном парке «Патриот»?

– Пока, к сожалению, нет. Но надеюсь со временем побывать и в храме, и в парке. У себя в социальных сетях, кстати, я размещал ролик, в котором призывал помочь возведению храма, когда он строился.

«Красная звезда»

Похожие материалы:

Новости партнеров