13 января 2020, 15:08 ПОЛИТИКА Артем Соколов

«Северному потоку — 2» быть: о чем договорились Меркель и Путин

Канцлер Германии Ангела Меркель встретилась в Кремле с президентом России Владимиром Путиным. К этому визиту было приковано особенное внимание в связи с конфликтом Ирана и США, американскими санкциями против «Северного потока — 2» и последней встречей лидеров стран «нормандской четверки» в Париже. Аналитический портал RuBaltic.Ru разобрал темы, с которыми Меркель приезжала в Москву, и итоги ее переговоров с российским лидером.

Ангела Меркель стала первым западным лидером, посетившим Москву в 2020 году. Информация о визите канцлера ФРГ в российскую столицу появилась некоторое время спустя после убийства иранского генерала Касима Сулеймани, совпав таким образом с новым обострением ситуации на Ближнем Востоке.

Однако немецкие и российские источники поспешили уточнить, что двухсторонние переговоры Ангелы Меркель и Владимира Путина планировались по меньшей мере с момента последней встречи «нормандской четверки» в Париже в декабре 2019 года и никак не связаны с кризисом вокруг Ирана.

В последний раз лидер ФРГ приезжала в Москву в мае 2015 года.

Ангела Меркель стала единственным западным лидером, принявшим приглашение Кремля на праздничные мероприятия по случаю 70-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне.

Тогда канцлер воздержалась от присутствия на военном параде, приехав в Россию только 10 мая, и ограничила свою программу возложением цветов к Могиле Неизвестного Солдата и переговорами с российским президентом.

В нынешней поездке канцлера также сопровождал глава МИД ФРГ Хайко Маас. Это была первая встреча министра иностранных дел ФРГ с российским президентом, которая, впрочем, ограничилась лишь представлением Владимиру Путину и непродолжительной беседой перед началом переговоров. Руководитель немецкого внешнеполитического ведомства провел переговоры с российским коллегой Сергеем Лавровым, конкретное содержание которых осталось неизвестным.

Совместная пресс-конференция Путина и Меркель показала, что стороны уделили больше внимания обсуждению вопросов мировой политики, чем двухсторонних связей.

Главной темой в разговоре двух лидеров о российско-германских отношениях стала судьба газопровода «Северный поток — 2».

Москва и Берлин подтвердили решимость закончить проект вопреки американскому санкционному давлению. Владимир Путин отметил, что проект будет завершен с помощью российских компаний. Сроки завершения строительства будут сдвинуты самое позднее на первый квартал 2021 года.

Вероятно, это означает, что к строительным работам привлекут трубоукладочное судно «Академик Черский», которое на данный момент базируется в порту Находка. Для того, чтобы достичь акватории Балтийского моря, кораблю потребуется около двух месяцев.

Со своей стороны Ангела Меркель подчеркнула, что «Северный поток — 2» является исключительно коммерческим проектом, одобренным с точки зрения европейского законодательства и выполняющим важную функцию диверсификации газовых поставок в Германию и ЕС.

Обсуждение многочисленных кризисных точек на Ближнем Востоке показало наличие у Москвы и Берлина в целом схожих взглядов на их разрешение.

Обсуждая ситуацию в Ливии, лидеры двух стран выступили за скорейшее прекращение огня и установление диалога между силами фельдмаршала Хафтара и Правительством национального согласия в Триполи. Здесь между Путиным и Меркель произошел обмен любезностями: канцлер ФРГ поприветствовала российско-турецкое заявление о прекращении огня, а российский президент выразил одобрение планов Германии провести международную конференцию по Ливии под эгидой ООН в Берлине.

Обсуждение сирийского вопроса показало, что Москва и Берлин по-прежнему сохраняют разницу в иерархии приоритетов по нормализации положения в Сирии.

Если Владимир Путин призвал содействовать восстановлению инфраструктуры сирийского государства, то Ангела Меркель заявила, что возвращение сирийских беженцев домой станет возможным только после появления к этому «политических предпосылок».

В то же время позиции России и Германии по Ирану демонстрируют показательное единство. Москва и Берлин выступили за сохранение «иранской ядерной сделки». Несколько смещены лишь отдельные акценты. Владимир Путин отметил, что Тегеран «вправе полагаться на поддержку европейских стран, обещавших создать специальный, независимый от доллара финансовый механизм для расчетов в торговле», тем самым призвав немецких партнеров к активным действиям на иранском направлении. Ангела Меркель прибегла к характерным «морализаторским» интонациям германской дипломатии, заявив, что Ирану не следует иметь ядерное оружие.

Наконец, на переговорах обсуждался и украинский кризис. Здесь стороны были осторожны в своих оценках, признав достижение небольших успехов, таких как обмен пленными или продление закона об особом статусе Донбасса. Российский президент указал на то, что реализация Минских соглашений сталкивается со «сложностями внутриполитического процесса на Украине», однако подчеркнул их безальтернативность для процесса разрешения кризиса в Донбассе.

Оценивая итоги российско-немецких переговоров в Москве, немецкие наблюдатели склонны полагать, что Берлин намерен усилить свое влияние на Ближнем Востоке за счет взаимодействия с Россией, ставшей одним из ключевых игроков в регионе.

Для Меркель было важно заручиться поддержкой Москвы в организации «берлинского процесса» по урегулированию ливийского кризиса, который должен заработать в полную силу после конференции в столице ФРГ. Сейчас же Берлин на Ближнем Востоке пребывает в статусе «стороннего наблюдателя».

В своем комментарии для таблоида Bild известный немецкий политик, бывший председатель Комитета Европарламента по иностранным делам Эльмар Брок посетовал, что московская поездка Меркель проходит под знаменем исключительно немецких интересов, что, по его мнению, подрывает единство Запада. При этом Берлину приходится искать компромисс с Москвой и Анкарой в утверждении собственной посреднической роли в ближневосточном регионе, тогда как необходимость России и Турции идти здесь навстречу неочевидна.

Германия же оказывается в зависимости от обоих государств за счет их фактического контроля над миграционными потоками, способными вызвать новый общественно-политический кризис в ФРГ.

Впрочем, другие немецкие эксперты настроены менее пессимистично. По их мнению, такие страны, как Россия и Турция, которые проводят эффективную силовую политику, нуждаются в подкреплении своих побед экономическим потенциалом, который есть только у Запада. В то время как США под руководством Дональда Трампа сохраняют ограниченную договороспособность, такой потенциал может обеспечить только ЕС.

Компромисс между Россией и Германией по ближневосточным проблемам позволит совместить инструменты «мягкой силы» и силовой политики для нормализации ситуации в регионе.

Прошедшие в Москве переговоры можно рассматривать в качестве подтверждения заинтересованности немецкого истеблишмента в сохранении высокого уровня контактов с Россией. Визит канцлера в российскую столицу прошел в духе прагматичных традиций германской дипломатии.

Проблемные темы в двухсторонних отношениях, такие как убийство Зелимхана Хангошвили, если и поднимались на переговорах, то остались в режиме обсуждения за закрытыми дверями.

Возможности российской и немецкой внешнеполитической стратегии сохраняют признаки взаимодополняемости. В случае с разрешением многочисленных кризисов на Ближнем Востоке это открывает новый потенциал для взаимодействия России и Берлина.

RuBaltic.Ru 

Похожие материалы:

Новости партнеров