14 января 2020, 21:58 ПОЛИТИКА EADaily

«Территория конфликта»: борьба США с растущей активностью Китая в Арктике

В прошедшем году США открыто признали, что Китай стал их главным мировым конкурентом. Президент Дональд Трамп начал серию торговых войн против Китая. В 2019 году стал очевиден сдвиг, произошедший в последние годы после окончания холодной войны и приведший к возобновлению конкуренции великих держав в «многополярном мире». Подобная ситуация стала прямо влиять и на геополитическую обстановку в Арктике, в которой до этого на уровне риторики царили мир и сотрудничество. Новые геополитические реалии ставят и частный вопрос относительно приоритета, который должен быть отдан Арктике в общей политике США.

фото: akerarctic.fi

До последнего времени США ревниво наблюдали за растущей активностью Китая в Арктике. При этом китайская активность делает Арктику более важной и для политики ЕС, усложняя тем самым формулу регионального геополитического соперничества. После яростного антикитайского выступления американской дипломатии в мае 2019 года в Рованиеми (Финляндия) на очередном Арктическом совете стало очевидным, что в повестке дня просматривается и американский ответ на текущую активность Китая в Арктике. Между тем США действительно озабочены перспективой стратегического партнерства Китая и России, в том числе в сопряжении двух интеграционных проектов на территории Евразии — российского Евразийского экономического союза и китайского «Один пояс, один путь». В последние годы Арктика стала пространством китайско-российского интеграционного сотрудничества. США приходится противодействовать и по этому направлению.

С началом этого века Арктика становится еще одной ареной для растущих глобальных амбиций Китая. В этом отношении начало китайской арктической активности совпадает с общим ростом интереса к этому региону. В 2005 году Китай стал первой азиатской страной, которая провела неделю «Арктического научного саммита» — собственную конференцию высокого уровня по вопросам Арктики.

В 2010 году Китай и Соединенные Штаты создали консультационный механизм для проведения «двусторонних диалогов» по морскому праву и полярным вопросам.

С 2013 года КНР присутствует в качестве наблюдателя в Арктическом совете — международной организации восьми приполярных государств, призванной содействовать сотрудничеству в Арктике. С этого года Китай и Россия ведут диалог по арктическим вопросам. На европейском направлении своей внешней политики Китай провел двусторонние диалоги по морскому праву и полярным вопросам с Великобританией и Францией. На азиатском — в 2016 году Китай, Япония и Республика Корея начали трехсторонние диалоги высокого уровня по арктическим вопросам.

В последние годы Китай активизировал свои дипломатические отношения со странами Северной Европы и увеличил размер своего дипломатического присутствия в некоторых из них. Недавно глава военной разведки Норвегии генерал-лейтенант Мортен Хага Лунде высказался в том смысле, что «мы должны быть готовы к более очевидному китайскому присутствию в нашем регионе».

На двусторонней основе Китай уже участвует в растущем экономическом диалоге с Исландией и Гренландией — последняя, возможно, движется к независимости от Дании. В 2012 году Китай и Исландия подписали рамочное соглашение о сотрудничестве в Арктике. Это первое межправительственное соглашение по арктическим вопросам между Китаем и арктическим государством, входящим в Арктический совет.

Что касается модели отношений Китая с Гренландией, то в Пекине предлагают строить здесь взаимодействие по модели отношений КНР с небольшими островными государствами Тихого и Индийского океанов. Но в 2019 года выяснилось, что у США есть собственные стратегические планы в отношение Гренландии. В начале 2019 года СМИ сообщили, что Соединенные Штаты в предшествующем году призвали Данию самой финансировать строительство аэропортов, которые Китай предложил построить за счет собственных инвестиций в Гренландии. В мае 2019 года Государственный департамент сообщил о плане по созданию постоянного американского дипломатического присутствия в Гренландии. В августе 2019 года президент Трамп неожиданно выразил интерес к идее «покупки» американцами у Дании Гренландии с переводом последней под суверенитет США. Очевидно, что США не намерены упускать из сферы своего влияния имеющую стратегическое местоположение Гренландию.

В январе 2018 года Китай издал «Белую книгу» о своей арктической политике, в которой КНР была определена «почти арктическим государством». В этом документе китайцы признали, что «деятельность Китая в Арктике вышла за рамки простых научных исследований и расширилась в различных областях арктических отношений, включая платформы глобального управления, регионального сотрудничества, двусторонних и многосторонних отношений». «Политические цели Китая в Арктике заключаются в том, чтобы понимать, защищать, развивать и участвовать в управлении Арктикой». Таким образом, «участие в управлении» Арктикой является одной из четырех «целей» китайской арктической политики. При этом в Китае полагают, что «управлением Арктикой» должны заниматься не только государства арктической восьмерки, но и все «заинтересованные стороны»: «Китай поддерживает участие всех арктических заинтересованных сторон в управлении Арктикой и международном сотрудничестве».

«Для участия в управлении Арктикой Китай будет участвовать в регулировании и управлении делами и деятельностью, относящимися к Арктике, на основе правил и механизмов… через создание и поддержание справедливой, разумной и хорошо организованной системы управления Арктикой». Таким образом, в Пекине полагают, что разумное управление Арктикой предстоит еще только создать. Именно против предлагаемого участия Китая в «управлении Арктикой» и стали в первую очередь возражать в Вашингтоне.

В Белой книге упоминается трансарктический морской маршрут, именуемый китайцами «Полярным шелковым путем». Определено, что этот арктический маршрут является третьим основным транспортным коридором для китайского проекта «Один пояс и один путь» — главной геополитической инициативы Китая, впервые объявленной в 2013 году. Очевидно, что Китай под маркой «Полярного шелкового пути» заинтересован в использовании Северного морского пути (СМП) для сокращения сроков коммерческих перевозок между Китаем и Европой и для уменьшения китайской зависимости от южных морских маршрутов, контролируемых США в узких точках.

В сентябре 2013 года китайское грузовое судно «Йонг Шен» стало первым коммерческим судном, совершившим рейс из Азии в Роттердам по СМП. С этого момента наблюдается растущая институционализация «Полярного шелкового пути» Китая. В июле 2017 года Китай достиг соглашения с Россией о создании «Ледового шелкового пути» на пространстве СМП. В июне 2018 года Китай и Россия договорились о кредитном соглашении между Внешэкономбанком России (ВЭБ) и Банком развития Китая для инфраструктурных проектов на СМП в российской Арктике на сумму до 9,5 миллиардов долларов. Одновременно Китай стремится расширить спутниковое покрытие в Арктике для обеспечения собственной независимой навигации по СМП.

В июле 2018 года в рамках проекта «Ледового Шелкового пути» танкеры с продукцией «Ямал СПГ» впервые без ледокольного сопровождения прошли по СМП и доставили свой груз в китайский порт Цзянсу Жудун.

В 2019 году Россия окончательно согласилась соединить свой Северный морской путь с китайским «Морским Шелковым путем».

Кроме того, Китай заинтересован в разведке нефти и газа в Арктике и сделал значительные инвестиции в российскую арктическую нефтегазовую отрасль, включая проект Ямал.

Китай также заинтересован в возможностях добычи нефти на шельфе в южной части Алеутских островов. Здесь китайские интересы прямо сталкиваются с интересами американских нефтяных ТНК.

Китай заинтересован и в арктических рыболовных ресурсах. Кроме того, в Пекине указывают на перспективы развития арктического туризма. Китай уже активно участвует в нем.

Для обеспечения полярных исследовательских миссий Китай обладает ледоколом — «Сюэ Лонг» (Снежный дракон). Второй китайский ледокол вступил в строй в 2019 году. В 2018 году Китай объявил о намерении построить третий ледокол уже с ядерной энергетической установкой на борту. Однако в декабре 2019 года поступило сообщение, что следующий тяжелый китайский ледокол получит обычный двигатель. Целью китайских ледокольных арктических экспедиций заявлено построение китайского «Полярного шелкового пути». Американцы ревниво наблюдают за китайской ледокольной программой, поскольку их собственная отстает.

Китай создал собственную полярную исследовательскую станцию на архипелаге Шпицберген. 2 мая 2019 года перед очередной встречей Арктического совета Министерство обороны США опубликовало доклад, в котором утверждалось, что «гражданские научные исследования могут служить усилению китайского военного присутствия в Северном Ледовитом океане, которое может включать в себя направление в регион подводных лодок в качестве средства сдерживания ядерного удара». Таким образом, планировщики в Пентагоне учитывают возможность появления новейших китайских атомных субмарин с баллистическими ракетами на борту в водах Северного Ледовитого океана. Оттуда, а не из вод Тихого океана они будут угрожать США.

7 мая 2019 года в Рованиеми (Финляндия) в преддверии очередной министерской встречи Арктического совета госсекретарь США Майкл Помпео выступил перед полным залом в комплексе «Лаппи-Арена» с беспрецедентными нападками на политику Китая в Арктике. В своем выступлении Помпео утверждал, что в период с 2012 по 2017 год Китай инвестировал в Арктику почти 90 миллиардов долларов. Под свои инвестиции китайцы планируют построить арктическую инфраструктуру от Канады до Сибири. Соединенные Штаты публично предостерегают всех от этих китайских инвестиций в Арктике по причине их «непрозрачности».

Китай не играет роли в принятии решений в Арктическом совете в нынешнем его виде. В связи с этим из Пекина прозвучали весьма осторожные предложения о создании более широкой правовой базы для Арктики. В связи с этим в Рованиеми госсекретарь Помпео однозначно заявил, что Соединенные Штаты «отвергают попытки неарктических государств претендовать на роль» в управлении Арктикой.

В заключении выступления Помпео немного досталось и России.

«Мы обеспокоены претензиями России на международные воды Северного морского пути, включая недавно озвученные ею планы по соединению его с китайским «Морским шелковым путем», — сказал американский госсекретарь.

Таким образом, в истории министерских встреч Арктического совета никогда не было речей, подобных произнесенной Помпео с точки зрения их содержания и позиционирования в арктической группе в качестве ведущего одного государства-члена — США. С момента основания Арктического совета военные вопросы и вопросы безопасности всегда оставались за рамками его деятельности. Таким образом, с 2019 года США осуществляют сдвиг арктической тематики именно в связи с противодействием китайской арктической активности.

Вслед за этим дипломатическим выпадом в Рованиеми, в июне 2019 года Пентагон опубликовал обновленную концепцию Арктической стратегии Министерства обороны США в продолжение американских «арктических стратегий» 2013 и 2016 годов. Документ 2019 года основан на Стратегии национальной безопасности США 2017 года и на приоритетах Стратегии национальной обороны (НСБ) 2018 года. Основное внимание в документе уделяется конкуренции в Арктике с Китаем и Россией в качестве основного вызова долгосрочной безопасности и процветанию США.

После этого в Конгрессе США прозвучали дополнительные призывы к Министерству обороны США построить новый американский военный стратегический порт в Арктике в районе Аляски. Кроме того, американские законодатели заявили о готовности финансированием поддержать планы постоянной отправки американских надводных кораблей в арктические воды в рамках более широких усилий США по противодействию значительной российской военной активности и растущей деятельности Китая в Арктическом регионе. С 2018 года американские ВМС начали проводить регулярные военные маневры на входе и выходе СМП.

Помимо этого, в ближайшее время на дипломатическом поле можно ожидать решительного выпада США против Китая в рамках уже институализированной международной арктической политики. С 2019 года в политическом сообществе США рассматривают вопрос об «интеграции» деятельности Китая в Арктике в общее уравнение американо-китайских отношений. При выработке американской антикитайской политики предлагается увязать деятельность Китая в Арктике с его деятельностью в других частях мира. В этой связи в США рассматривается вопрос о наложении штрафных санкций на Китай в Арктике с увязкой «нежелательных действий», предпринимаемых Китаем в других частях мира. В качестве «нежелательных действий» в первую очередь рассматриваются действия Китая в Южно-Китайском море — главном раздражителе у США.

В качестве меры противодействия Китаю в Арктике в американском Госдепартаменте рассматривается возможность приостановления статуса наблюдателя Китая в Арктическом совете по заявке США и под предлогом дополнительной санкционной меры за нежелательные действия Китая в Южно-Китайском море.

Процедура Арктического совета в принципе допускает подобное американское одностороннее решение. Китай является страной-наблюдателем в Арктическом совете с 2013 года. Статус наблюдателя зависит от «уважения суверенных прав арктических государств». В пункте 37 правил процедуры Арктического совета утверждается следующее: «После предоставления статуса наблюдателя наблюдатели будут приглашаться на заседания и другие мероприятия Арктического совета, если старшие должностные лица Арктики не примут иного решения». Каждые четыре года, начиная с даты предоставления статуса наблюдателя, наблюдатели должны заявить о своей постоянной заинтересованности в статусе наблюдателя. Статус наблюдателя сохраняется до тех пор, пока между министрами стран арктической восьмерки существует консенсус. Любой наблюдатель может быть лишен статуса наблюдателя из-за отсутствия консенсуса среди государстве-членов Арктического совета. Планируемое в Вашингтоне лишение Китая статуса наблюдателя в Арктическом совете окончательно подтвердило бы расширение американо-китайского стратегического соперничества на еще одно региональное поле глобальной политики. В результате подобного решения США тематика Арктического совета была бы окончательно смещена с традиционных рассуждений в нем об Арктике как «территории диалога».

EADaily

Похожие материалы:

Новости партнеров