17 ноября 2020, 22:32 ИСТОРИЯ А. Евграфов

ТРИ ЧЕТВЕРТИ ВЕКА «СУДУ НАРОДОВ»

«Процесс, который должен теперь начаться, является единственным в своем роде в истории мировой юриспруденции, и он имеет величайшее общественное значение для миллионов людей на земном шаре. По этой причине на всяком, кто принимает участие в этом процессе лежит огромная ответственность, и он должен честно и добросовестно выполнить свои обязанности без какого-либо попустительства, сообразно со священными принципами закона и правосудия» — этими словами лорд-судья Джеффри Лоренс 20 ноября 1945 года объявил о начале Нюрнбергского трибунала, осудившего верхушку рейха, развязавшего самую кровопролитную в истории войну.

СКОЛЬКО ЛЕТ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ?

Обращаясь к событиям 75-летней давности, резонно задать вопрос: «Почему процесс в Нюрнберге является столь значимым для мировой истории, вообще, и для нас, живущих на постсоветском пространстве, в частности?». .

Не будет большим секретом констатация факта, что фашистская идеология вновь набирает себе новых поклонников. Ценности фашистской Германии пытаются идеализировать, обелить и применить к современному миру. На Украине пособников гитлеровских захватчиков возводят в ранг государственных героев, а факельные шествия по улицам Киева или те же марши лесных братьев в Прибалтике давно стали обыденной реальностью. Против резолюции ООН по борьбе с героизацией нацизма уверенно голосуют США и те же нынешние власти Украины, объясняя свои действия борьбой за свободу слова и отстаиванием общечеловеческих ценностей. О том, что понятия «нацизм» и «свобода слова», а также «общечеловеческие ценности» вещи несовместимые (что наглядно явила собой гитлеровская Германия) и американская, и украинская сторона предпочитают молчать.

А резолюция как раз рекомендует странам принять надлежащие меры, чтобы предотвратить пересмотр итогов Второй мировой войны и отрицание преступлений против человечности и военных преступлений.

Тревожные тенденции наблюдаются не только в государствах, где к власти пришли откровенно марионеточные режимы, просто транслирующие то, что им говорят их покровители. В самих США забыли о том, как вместе с другими странами-союзниками несли потери на войне, а потом в Нюрнберге судили нацистских преступников. Впрочем, та же история подтверждает, что за океаном нашли убежище многие сторонники Гитлера, а их последователи продолжают попытки реабилитировать фашистскую идеологию.

Куда большую озабоченность вызывает и то, что в странах, которые больше всего пострадали от рук фашистов, также все больше предпринимается попыток признать, что ничего плохого в этом и не было, а если бы победили гитлеровцы, то может сейчас и пили бы баварское пиво. Многим памятно,  как в погоне за своей никчемной минутой славы, за хайпом, молодые люди то здесь, то там пытаются осквернить памятники, на вечном огне пожарить сосиски, разместить на ресурсе «Бессмертного полка» фотографии Гитлера, Геринга, Кейтеля и других пособников нацистов. Социальные сети полны разных сообществ, романтизирующих идеологию СС, призывов реализовывать ее на практике, причем не важно против кого – против лиц славянской или азиатской национальностей, людей, отличающихся цветом кожи, языком. Компьютерные игры предлагают возможность поиграть за дивизии СС, побыть надзирателем в концлагере, в целом превращая ужасы Освенцима, Дахау и других фабрик смерти в некую шутку.

Историки, потерявшие связь с реальностью, вовсю пытаются поставить в один ряд с фашизмом и действия Советского Союза. Апогеем создания такой альтернативной реальности стала попытка выдать сенсацию – Германия в июне 1941 года только лишь защищалась и нанесла превентивный удар, потому что не сделай Гитлер 22 июня этот шаг, то уже вскоре бы Сталин напал на Германию. Такую версию вовсю продвигал перебежчик Владимир Резун в книге «Ледокол», названной Таймс «самым оригинальным произведением в современной истории». Впоследствии эта версия была начисто опровергнута фактами. Впрочем, не Резун был автором этой дешевой сенсации. Задолго до него она прозвучала из уст «наци №2» Германа Геринга, когда тот пытался уйти от ответственности, настаивая, что в той войне Германия лишь защищалась. Стоит отметить, что там же, в Нюрнберге, эта ложь была опровергнута многочисленными фактами, а также показаниями фельдмаршала Паулюса, доставленного в Германию советской стороной, который ясно и недвусмысленно дал понять, что план «Барбаросса» разрабатывался отнюдь не с защитными намерениями. Появление фельдмаршала стало большим и неприятным сюрпризом для подсудимых, как и его показания.

Так сколько же лет держится историческая память, этот исторический иммунитет, который слабеет, допуская все новые рецидивы нацистской инфекции?

ЗАРОЖДЕНИЕ НОВЫХ МИФОВ

Если внимательно вслушаться в то, что сегодня говорят многие либеральные историки и политики, пытаясь переписать историю, то можно обнаружить небывалую схожесть тезисов с тем, что уже говорилось в разное время представителями фашистской Германии, в частности, Йозефом Геббельсом, Германом Герингом и другими. Например, один из их адвокатов Герман Яройсс заявил о невозможности судить конкретных лиц, потому что, по его словам, «ответственность за преступления несет империя», а «только империя, а не отдельное лицо, будь оно даже главой государства, должно нести ответственность».

Адвокат Геринга в своей защитной речи назвал того, чуть ли не противником режима. Защитник Альфреда Розенберга старался оправдать установление рабского труда международным правом. Порой жестокие условия концлагерей и лагерей для военнопленных обосновывались «необходимостью строгого контроля», а бесчеловечные карательные операции против местного населения – «необходимостью реагировать на действия партизанских банд (так назвал отряды партизан адвокат Альфреда Йодля Франц Экслер)». И как тут не вспомнить, что Радио Свобода буквально назвала генерала Павла Судоплатова (на его счету и операция ликвидации главы ОУН Степана Бандеры, скрывавшегося от возмездия в Европе) «сталинским террористом №1». И лексикон, и стиль прямо-таки отдает дань нюрнбергским подсудимым. А как пару лет назад в Латвии пытались назвать Саласпилский лагерь, где были убиты более трех тысяч детей, у которых забирали кровь, «воспитательно-трудовым лагерем».

К слову, в фашистской  директиве от 16 декабря 1942 года №1а 1388/42 прямо говорится: «Войска имеют право и обязаны применять в борьбе против банд (партизан – А.Е.) любые средства, также против женщин и детей, если только это способствует успеху».

И никакие мифологические заверения про то, что Германия боролась лишь с коммунистической идеологией и после завоевания бы народы СССР жили в мире и процветании, не выдерживают критики при соприкосновении с реальностью. В «Майн кампф», основе гитлеровской идеологии, прямо упоминается указание на то, что агрессия должна быть направлена на восток.

«Высшие офицеры штаба ВВС подсудимого Геринга уже тогда (в 1937-1938 годах) рассматривали расширение империи и разрушение и захват Польши как предстоящее событие. Они уже, вне всякого сомнения, ждали наступления последней стадии гитлеровской политики, провозглашенной в книге „Майн кампф“, а именно: война с целью разрушить Францию и обеспечить жизненные пространства за счет России», — заявил в своей вступительной речи обвинитель от Великобритании Хартли Шоукросс.

Вся эта подмена понятий, которую мы наблюдаем в современном мире, преследует одну цель – размыть абсолютизм зла, которую несла в себе гитлеровская Германия, уравнять ее с Советским Союзом и обеспечить возможность для реванша и возвращения этих идей в оборот только под другой оберткой.

Г. Раушинг в своей книге 1940 года приводит слова Гитлера: «Я освобождаю людей от отягощающих ограничений разума, от грязных и унижающих самоотравлений химерами, именуемыми совестью и нравственностью, и от требований свободы и личной независимости, которыми могут пользоваться лишь немногие». Смотря на тактику защиты в Нюрнберге, могло показаться, что от совести Гитлер своих соратников освободил точно. 21 ноября 1945 года при первом слове обвиняемых ни один из верхушки фашистского рейха виновным себя не признал.

Порой свою лепту вносили и журналисты. 10 апреля 1946 года газета US Stars and Stripes сообщила миру, что советский обвинитель Роман Руденко, возмущенный поведением Геринга, застрелил того прямо в ходе допроса в зале суда. «Утка» ошеломила многих, но «прожила» недолго — ровно до следующего заседания, на котором присутствовал «застреленный» Геринг, а журналисту пришлось доказывать, что он прибег к образной речи и его неправильно поняли

СВЕРШИВШЕЕСЯ ТРЕБУЕТ ВОЗМЕЗДИЯ

К материалам обвинения Нюрнбергского трибунала, к фактам, приведенным на нем, невозможно обращаться без содрогания – столько зла сотворил Третий рейх за годы войны. Больше сотни свидетелей, около полутора сотен письменных показаний и тысячи документов были представлены суду. Приведем лишь некоторые, но и от них откровенно стынет кровь в жилах. Можно сказать, что все это делали рядовые исполнители, но как раз приказы и идеологическую платформу готовили те, кто сидел три четверти века назад в Нюрнберге на скамье подсудимых. Мы часто слышим о том, что в Великой Отечественной войне погибло 26,6 миллионов советских граждан. И цифра огромная, и приводят ее часто, что порой слушающий ее не осознает — каждый из погибших был чьим-то родственником, отцом, матерью, братом, сестрой, сыном или дочерью. Каждый из 26,6 миллионов хотел жить. Но гитлеровские главари распорядились иначе.

«В Каунасе был лагерь для военнопленных без номера, расположенный на юго-западной окраине каунасского аэродрома… Здесь свирепствовали голод, плеть и палки. Истощенных военнопленных, которые были не в состоянии двигаться, ежедневно выносили за лагерь, живыми складывали в заранее вырытые ямы и засыпали землей… На основании раскопок, документов и показаний свидетелей комиссия установила, что здесь замучено и погребено около 10 тысяч советских военнопленных».

«Близ города Алитус в июле 1941 года был организован лагерь №133 для советских военнопленных, который просуществовал до апреля 1943 года… В этом лагере погибло от расстрелов, голода, холода и сыпного тифа не менее 35 тысяч человек».

Майданек, Маутхаузен, Освенцим, Дахау – страшные точки на карте гитлеровских преступлений. Эти точки стали синонимами массового уничтожения.

На суде были представлены многочисленные свидетельства насилия над местным населением, насилия над женщинами. Причем свидетельства вполне реальные, а не те, что приписывались советским солдатам в Берлине.

«В городе Львов32 работницы львовской швейной фабрики были изнасилованы и затем убиты. Солдаты затаскивали девушек в парк и насиловали их. Старика священника В. Л. Помазнева, который с крестом в руках пытался предотвратить насилие над девушками, избили, сорвали с него рясу, спалили бороду и закололи штыком».

Десятки тысяч расстрелянных мирных граждан во время войны. «28 августа 1941 года при переправе через реку Ипуть гитлеровские войска, будучи бессильны преодолеть сопротивление Красной Армии, собрали местное население белорусского города Добруш Гомельской области и под страхом расстрела погнали впереди себя женщин, детей и стариков, за которыми, закрывая свои боевые порядки, пошли в наступление. Это же преступление было повторено по отношению к гражданскому населению германским командованием в Ленинградской области».

Особенно потрясают преступления против детей.

«Комендант Яновского лагеря, оберштурмфюрер Вильгауз, ради спорта  и удовольствия жены и дочери, систематически стрелял из автомата с балкона канцелярии лагеря в заключенных, работавших в мастерских, потом передавал автомат жене, и она также стреляла. Иногда, чтобы доставить удовольствие своей 9-летней дочери, Вильгауз заставлял подбрасывать в воздух 2-4-летних детей и стрелял в них».

В другом лагере комиссар гестапо поспорил с коллегами, что с одного удара секирой разрубит мальчика. В итоге, поймали десятилетнего мальчика, на котором комиссар Вепке и продемонстрировал свое искусство, выиграв спор.

В Керчи, согласно приказу немецкого коменданта, все школьники обязаны были явиться в школы в указанный срок. Явившихся с учебниками 245 детей отправили за город на прогулку. Там озябшим и проголодавшимся детям предложили горячий кофе с пирожками, отравленными ядом. Детей, которым кофе не хватило, фельдшер вызвал в „амбулаторию“ и смазал им губы сильно действующим ядом. Через несколько минут все дети были мертвы. Школьников из старших классов вывезли на грузовиках и расстреляли из пулеметов в восьми километрах от города».

«Там же в Керчи при приходе Красной Армии, в январе 1942 года, при обследовании багеровского рва было обнаружено, что он на протяжении километра в длину, шириной в три метра, глубиной в два метра был переполнен трупами женщин, детей, стариков и подростков. Возле рва были замерзшие лужи крови. Там же валялись детские шапочки, игрушки, ленточки, оторванные пуговицы, перчатки, бутылочки с сосками, ботиночки, галоши вместе с обрубками рук, ног, и других частей тела. На краю лежала молодая женщина. В ее объятиях находился аккуратно завернутый  в белое кружевное одеяло грудной младенец. Рядом с этой женщиной лежали простреленные разрывными пулями 8-летняя девочка и мальчик лет пяти. Их ручки вцепились  в платье своей матери».

Тысячи страниц, свидетельствующих о преступлениях, леденящих кровь, сотни свидетелей, рассказывающих об убийствах детей, о вырезании на их лбу звезд, о глумлении над телами убитых.

Все это практически неизвестно молодому поколению, которое пытаются воспитать на иных ценностях. И все это не должно быть забыто.

БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ

И все же – почему столь важны события 75-летней давности? «Войска заинтересованы в ликвидации пожаров только тех зданий, которые должны быть использованы для стоянок военных частей. Все остальное… должно быть уничтожено. Никакие исторические и художественные ценности на Востоке не имеют значения» – было записано в приказе командующего 6-й германской армией «О поведении войск на Востоке». Гитлеровские войска преследовали цель уничтожить память, исторические и культурные ценности покоренных народов, чтобы стереть всякое их наследие. Закрывались университеты, вход в библиотеки был разрешен только немцам (как это было в Праге), уничтожались памятники (например, по Эрмитажу велся целенаправленный артиллерийский огонь), вывозились культурные ценности. И если тогда это делалось, что называется, огнем и штыком, то сейчас ту же цель преследуют новые апологеты фашистской идеологии. Только путь иной – через образование, где урокам Великой Отечественной уделено минимум внимания, и чиновников, которые лоббируют данные решения через научные конференции, на которых подменяются и размываются исторические факты, через интернет-ресурсы, имеющие огромное влияние на молодежь, и на которых регулярно задают вопросы – а зачем нам нужны дела минувших лет, не важнее ли заняться тем, что сейчас. Путей много, но цель одна – лишить единый народ, некогда отстоявший свободу в Великой Отечественной войне, его памяти, его достояния, его славы.

Задача наследников Победы – сохранить эти ценности и передать их дальше тому поколению, которое будет встречать вековой юбилей Победы.

«На полях битв человечество уже вынесло свой приговор преступному германскому фашизму. В огне величайших в истории человечества боев героической Советской Армии и доблестными войсками союзников были не только разгромлены гитлеровские орды, но утверждены высокие и благородные принципы международного сотрудничества, человеческой морали, гуманные правила человеческого общежития. Обвинение выполнило свой долг перед высоким судом, перед светлой памятью невинных жертв,  перед совестью народов, перед своей собственной совестью.  Да свершится же  над  фашистскими  палачами  суд  народов — суд справедливый и суровый!»

Эти слова заключительного выступления советского обвинителя Романа Руденко актуальны и по сей день. И будут актуальны без срока давности.

При написании статьи использовались материалы, приведенные в сборнике «Нюрнбергский процесс», Государственное издательство юридической литературы, Москва, 1952 год.

Русская Евразия

Похожие материалы:

Новости партнеров