14 апреля 2021, 23:52 ОБЩЕСТВО Владислав Гулевич

Украинский русский язык?

Прозвучавшие одно за другим заявления министра внутренних дел Украины Арсена Авакова и пресс-секретаря президента Владимира Зеленского Юлии Мендель о существовании на Украине украинского варианта русского языка, даже если эти заявления были неискренни, вскрыли сразу целый ряд неприятных для Киева фактов. 

Во-первых, эти слова опосредованно подтверждают то, что политика украинизации так и не заставила всё население Украины перейти на украинский язык. Если бы украинизация не проигрывала русскому языку, подобного заявления из уст высокопоставленных  политических чиновников не прозвучало бы.

Во-вторых, украинская власть всё ещё нуждается в поддержке русскоязычных избирателей, потому что украиноязычных слишком мало, чтобы обеспечить однозначную победу тому или иному кандидату на парламентских или президентских выборах. Власть вынуждена заигрывать с русскоязычными гражданами, так как не сумела превратить их в украиноязычных.

В-третьих, Украина остаётся расколотой по языковому признаку, хотя статье 10 Конституции Украины, объявившей украинский язык единственным государственным, уже двадцать пять лет. Лозунг “Один язык, одна нация” остался лозунгом, не воплотившись на практике.

И, в-четвёртых, Украина расколота политически, о чём свидетельствует бурная негативная реакция на слова Авакова и Мендель депутатов-националистов. Националисты отрицают принадлежность русского языка Украине, настаивая на полномасштабной и бескомпромиссной украинизации (1). Прежде чем предлагать свой тезис об украинском варианте русского языка, Авакову и Мендель стоило бы договориться с «коллегами по цеху», дабы не демонстрировать всю глубину царящего на Украине политического раскола.

Сказанное Аваковым и Мендель сказано наспех. Официальная языковая политика Украины не знает понятия “украинский вариант русского языка”. Не знает его и украинская лингвистика. Научно обоснованных границ между “двумя русскими языками” нет и не может быть, потому что провести границу между литературным языком и его диалектом сложно. Наиболее полно смысловую функциональность украинского языка отражает термин “малороссийский диалект”. Украинская мова, скорее, в таком случае диалект русского языка, и именно в такой роли она чувствовал себя наиболее гармонично. Попытки диалекта стать языком не увенчались пока успехом, и вряд ли увенчаются. Слишком близок украинский к русскому, чтобы их можно было легко разделить. И это не плохо и не хорошо, это просто историческая и лингвистическая реальность, с которой можно безуспешно бороться еще много лет.

Находящиеся у власти в Киеве с 2014 г. политики стали авторами нескольких пропагандистских неологизмов, свойственных исключительно украинской политике. Жители Донбасса, со слов киевской пропаганды, обстреливают сами себя. Нет другой такой войны в мире, где бы население занималось самообстрелами, а на Украине такая война, оказывается, есть. При этом остается открытым вопрос – кого тогда обстреливает Украина?

Украинский русский язык в виде некоего слобожанского языка, как назвал его Аваков – тоже неологизм. Нет африканского французского или португальского языка, швейцарского итальянского, австрийского немецкого, латиноамериканского испанского языка как отдельных языков, принадлежность которых к бывшей метрополии бы отрицалась. Мозамбик и Ангола не считают, что их португальский язык не принадлежит Португалии. Суринам не считает, что его голландский язык не принадлежит Нидерландам. Тунис, Алжир не считают, что Франция непричастна к их французскому. Индия не считает, что Великобритания не имеет отношения к её английскому.

Украинский язык, как часть исторического наследия, в свою очередь, также принадлежит и России. В Краснодарском крае часть населения веками говорит на нём, демонстрируя в некотором смысле бОльшую чистоту языка, чем на Украине, где он искусственно сдобрен галицизмами, замешанными на полонизмах. Полонизмы, в свою очередь, замешаны на латинизмах и заимствованиях из немецкого в масштабах совершенно несвойственных украинскому. Нынешний украинский язык, в свою очередь, имеет мало общего с живым разговорным полтавским диалектом, взятым за основу для литературного украинского языка.

Если русский язык, по словам Авакова, достояние Украины, почему он находится под запретом? Закон о функционировании государственного языка (украинского), принятый ещё при президенте Порошенко, допускает дублирование украинских названий станций, аэропортов, портов только латиницей (2). После госпереворота 2014 г. из среды националистического электората звучали призывы перевести украинский язык полностью на латинский алфавит, что абсолютно чуждо культурным традициям Украины. Призыв был поддержан некоторыми СМИ (3). Но…

Изменений в языковой политике Киева после заявлений Авакова и Мендель ждать не стоит. Русский язык был и остаётся для киевского режима культурным раздражителем, не позволяющим окончательно монополизировать территорию Украины в качестве личного поместья со своим языком (украинским), своей религией (униатство и ракольническая т.н. Православная церковь Украины), своей историей (с культом Мазеры, Петлюры, Бандеры) и т.д. Слова об украинском русском языке следует воспринимать как эпизодические, сказанные в определённой ситуации с определённой целью.

Эта цель – создать видимость заботы украинских властей о всей многонациональной палитре украинского государства. Украина никогда не были ни унитарна, ни мононациональна. Праздник Дня соборности Украины был введён президентом Леонидом Кучмой как попытка склеить то, что не склеивается – куски Украины, где говорят на нескольких языках и принадлежат к нескольким религиозным конфессиям.

Предпосылок для ослабления натиска против русского языка на Украине нет. Президент Зеленский, министр Аваков – выходцы из русскоязычных регионов. Не малочисленная в процентном отношении Западная Украина, а многочисленный русскоязычный Юго-Восток принёс Зеленскому победу на президентских выборах. Сейчас оппонирующий Зеленскому Порошенко активно подминает под себя националистический электорат, где украиноязычность воспринимается как идеологическое кредо. Действующему президенту не остаётся ничего другого, как «окучивать» русскоязычный электорат. Слова о русском языке, как части культурного наследия Украины, направлены как раз на это.

Послабления в сфере употребления русского языка были бы положительно восприняты большинством населения, но в украинском политикуме тех, кто бы последовательно отстаивал равноправие русского и украинского языков, буквально единицы. Русский язык не представлен в украинской политике ни одним реальным лобби, способным изменить существующее порочное положение. Это тот случай, когда низы хотят, а верхи отказываются. Но все знают дальнейшее диалектические развитие этой сентенции.

1) Страна (Украина): Мендель и Аваков заявляют о «нашем русском языке». Что это значит и будут ли перемены в политике украинизации?

2) https://russian.rt.com/ussr/article/849466-ukraina-russkii-yazyk-press-sekretar-zelenskii

3) Manifest ukraїnśkoї latynky. А ви готові до нової української латинської абетки?

«Международная жизнь»

Похожие материалы:

Новости партнеров