10 сентября 2021, 23:41 ПОЛИТИКА Валерий Куликов

Вашингтон делает ключевую ставку в ЦА на Узбекистан

В течение последних лет Вашингтон стал демонстративно делать особый акцент в своих взаимоотношениях со странами Центральной Азии на Узбекистан…

Узбекистан всегда был интересен для США тем, что, как писал еще в своей книге «Великая шахматная доска» Збигнев Бжезинский, он является «ключевым государством», граничащим со всеми странами региона.

С началом «войны с террором» в 2001 году США арендовали в Узбекистане военную базу Карши-Ханабад, однако, после событий в Андижане в 2005 году, отношения Ташкента и Вашингтона неуклонно портились. В 2012 году узбекский президент Ислам Каримов отказался продлевать договор об аренде, после чего американские военные были вынуждены уйти из этой весьма важной для них в стратегическом и логистическом плане страны, особенно в условиях их военных действий в Афганистане. В дальнейшем все обращения Вашингтона о реанимации Ханабада или размещении новой базы Ташкентом последовательно отвергались, в том числе и ссылками на национальное законодательство, запрещающее размещение иностранных войск на территории страны.

Вашингтон всегда притягивал Узбекистан из-за желания иметь союзника в Центральной Азии для уравновешивания российского и китайского влияния и разворачивания здесь борьбы с Пекином и Москвой. Особую значимость Узбекистана Вашингтон также увязывал со своими действиями в Афганистане. В частности, исходя из того, что узбекское население в Афганистане — второе по численности после таджикского, и обладает немалым влиянием в ряде районов страны. Кроме того, узбекская армия — пожалуй, наиболее боеспособная в Центральной Азии, довольно многочисленная и хорошо обученная, в связи с чем США неоднократно демонстрировали свою готовность поставить Ташкенту современные системы ПВО, боевые беспилотники, другое вооружение и экипировку, в надежде на использование военного потенциала Узбекистана в своих интересах в Афганистане и в целом в региональной политике.

В течение последних лет Вашингтон стал демонстративно делать особый акцент в своих взаимоотношениях со странами Центральной Азии на Узбекистан.

Достаточно наглядно это стало просматриваться после прихода к власти в этой стране в сентябре 2016 года Шавката Мирзиёева, продемонстрировавшего себя в качестве президента-реформатора. В первые же дни он объявил о масштабных переменах и делал все, чтобы не ассоциироваться с жестким режимом своего покойного предшественника Ислама Каримова. В экономике Узбекистана начались либеральные реформы, появились первые признаки свободы слова, политическая элита начала восстанавливать связи с обществом и другими странами, в том числе и с США. Однако Шавкат Мирзиёев не торопился активно включаться в противостояние Вашингтона, Москвы и Пекина, как бы к этому не стремились США.

С учетом того, что перед Узбекистаном особенно остро в последнее время встал выбор одного из альтернативных вариантов внешнеполитического развития – восстановление и расширение отношений с США или интеграция в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), Вашингтон начал предпринимать более активные меры в склонении этой страны и ее обновленной политической элиты к укреплению связей с США.

В этих целях в мае 2018 года Шавкат Мирзиёев был приглашен президентом США в Вашингтон. 3-4 февраля 2020 г. в Узбекистан прибыл в качестве госсекретаря США на тот момент М. Помпео, который сыграл на давнем соперничестве Казахстана и Узбекистана, предложив последнему новый статус и новую роль в регионе.

 После вывода войск США из Афганистана Вашингтон рассчитывал временно разместить свои войска в Средней Азии и в этих целях еще в июле просил Таджикистан, Казахстан и Узбекистан временно разместить на своей территории несколько тысяч граждан Афганистана, активно помогавших американцам. Просьба  исходила лично от главы Белого дома Джо Байдена. Более того, Вашингтон обсуждал возможность проводить разведывательные операции с территорий Таджикистана и Узбекистана и даже сообщалось, что Вашингтон пытался обговорить со странами региона детали соответствующего соглашения. Однако одобрения в Ташкенте такие шаги не получили.

США не являются главным экономическим партнером ни для одной из стран Центральной Азии, в связи с чем не стоит преувеличивать их влияние и всесилие в регионе. Пальму первенства здесь оспаривают Россия и Китай. При этом, конечно, США пытаются препятствовать полноправному вступлению Узбекистана в ЕАЭС.

Поэтому США через свое посольство в Ташкенте стремятся в последнее время от экономики активно перейти в «гуманитарное поле». С учетом принятия в 2019 году Агентством США по международному развитию (USAID) программы по разжиганию антироссийских настроений в ближайших к РФ странах, озаглавленной как «Противодействие злонамеренному влиянию Кремля», Вашингтоном, в целях более активного отрыва Узбекистана от России, в 2020 году было принято решение о большем задействовании в этом плане указанного Агентства. В этой связи был учрежден отдельный офис Агентства в Узбекистане (ранее он был частью миссии USAID в Центральной Азии с базированием в Алма-Ате). Первым директором миссии USAID в Узбекистане стала Микаэла Мередит, прибывшая в Узбекистан в июне с.г. и имеющая значительный послужной список и «заслуг» на поприще USAID. Об особой значимости этого шага в выстраивании Вашингтоном через USAID более тесных отношений с Узбекистаном может свидетельствовать хотя бы тот факт, что, на фоне сокращения поддержки со стороны Агентства в последний период многим государствам СНГ, только Узбекистану увеличивалось такое финансирование. Одной из основных целей USAID стало снижение влияния российских медиа в регионе. Предполагается, что такая деятельность будет осуществляться в трёх направлениях. Первое — техническая и организационная поддержка медиакомпаний и журналистов, повышение их профессионализма и решение проблемы финансовой жизнеспособности и самодостаточности, замена на телевидении российского развлекательного контента на западные шоу и сериалы, уверены в США. Вторым  направлением должно стать продвижение «информационной грамотности» населения, разъяснение «роли СМИ в демократическом обществе», обучение «мыслить критически» в выгодном США ключе, предоставление местной общественности инструментов для обретения «активной гражданской позиции», оказания давления на правительство с тем, чтобы его работа отличалась большей прозрачностью и подотчётностью. Третье направление — деятельность, направленная на изменение законодательства в сфере СМИ, которое позволит «улучшить качество работы СМИ», естественно, в рамках интересов США.

Что же касается ответственности за безопасность постсоветских государств Центральной Азии, то Соединенные Штаты не только не готовы, но и не желают ее брать на себя, наоборот делая многое, чтобы ее подорвать. Так, за время их присутствия в Афганистане наркотрафик по северному маршруту вырос более чем в 40 раз. А уходя из Афганистана, они оставили оружие и военное снаряжение, которое досталось радикальным исламистам. Так, в частности, было при оставлении крупнейшей базы США в Баграме в начале июля нынешнего года. Расчет у США явно был на то, что волны нестабильности двинутся в зоны ответственности геополитических конкурентов – России, Китая, Ирана.

С учетом запланированных на 24 октября с.г. очередных выборов Президента Республики Узбекистан, попытки Вашингтона повлиять на них в выгодном для США направлении, безусловно, усилятся, в том числе и через активное вовлечение в эту деятельности открывшейся в стране миссии  USAID. Однако в Вашингтоне все же должны понять, что общественность Узбекистана, как и других центральноазиатских государств, это не сборище первобытных папуасов. Эта общественность, с присущей представителям Востока мудростью, может различить бросаемые им на утеху «бусы колонизаторов» от действий истинных друзей – России и Китая, откровенно заинтересованных в росте благосостояния и мощи Узбекистана.

 

«Новое Восточное Обозрение»

Похожие материалы:

Новости партнеров