2 апреля 2021, 22:42 ПОЛИТИКА Мария ТОМИЛЕНКО

Войны инноваций набирают размах

США намерены сохранить ведущие позиции в сфере технологий.

В американском экспертном сообществе существуют серьёзные опасения по поводу наметившегося торможения технологического развития страны. Высказывается мнение, что США приближаются к концу своего мирового лидерства, открывая к нему восхождение Китая. Чтобы остановить этот процесс, новой американской администрации предлагается коренным образом пересмотреть причины и способы внедрения инноваций.

Во влиятельном американском журнале Foreign Affairs в минувшем феврале появилась на эту тему статья двух экспертов, Кристофера Дэрби и Сары Сьюэлл. Оба – сотрудники компании, созданной ЦРУ США в самом конце прошлого века как некоммерческая фирма, которая инвестирует в технологические стартапы, «служащие национальным интересам». Аналитики, связанные с американским разведсообществом, бьют тревогу по поводу разрушающегося технологического превосходства Америки.

С первых дней холодной войны, указывают они, Соединённые Штаты были первыми в мире в сфере технологий. В ходе так называемого американского века страна покорила космос, возглавила интернет и дала миру iPhone. Однако в последние годы Китай предпринял впечатляющие усилия, чтобы претендовать на роль технологического лидера, инвестируя сотни миллиардов долларов в робототехнику, искусственный интеллект, микроэлектронику, зелёную энергию и многое другое. Вашингтон был склонен рассматривать масштабные инвестиции Пекина в технологии с военной точки зрения, «однако оборонный потенциал – это только один из аспектов конкуренции великих держав сегодня», считают Дэрби и Сьюэлл.

Перед лицом технологического вызова в Вашингтоне раздаются призывы к администрации США действовать более активно для защиты лидерства страны. Высказываются рекомендации по увеличению трат на исследования и разработки, ослаблению визовых ограничений, поддержке «местных талантов», созданию новых партнёрств с промышленностью. Однако, как указывается в журнале Foreign Affairs, «истинная проблема США намного глубже». Нынешней администрации важно определиться, какие технологии важны и как ускорить их развитие.

«Национальная безопасность приобретает новые масштабы, конкуренция великих держав переходит в новые области, а представления и политика правительства отстают. Частный сектор сам по себе вряд ли сможет справиться со всеми технологическими потребностями безопасности страны», – пишут эксперты.

Вашингтону нужно расширить границы и поддерживать более широкий спектр технологий. Следует обращать внимание не только на те технологии, которые имеют очевидное военное применение, например, сверхзвуковые полёты, квантовые вычисления и искусственный интеллект, но и на те, что считаются более гражданскими по своей природе, например, микроэлектронику и биотехнологии. Также необходимо помочь важным невоенным технологиям достичь коммерческого успеха, предоставляя финансы в тех областях, где частный сектор этого не делает.

В первые десятилетия холодной войны США потратили миллиарды долларов на значительное увеличение научной инфраструктуры. Созданная в 1946 году комиссия по атомной энергии взяла на себя ответственность за лаборатории времён войны, сделавшие первые шаги в сфере ядерного оружия, например, Ок-Риджскую национальную лабораторию, ставшую штабом для Манхэттенского проекта. Основанное в 1947 году министерство обороны получило собственный огромный бюджет на исследования.

После того, как в 1957 году Советский Союз запустил спутник, для победы в космической гонке Вашингтон создал Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА) и ту структуру, что впоследствии станет управлением перспективных исследовательских проектов (DARPA), задачей которых было «не допустить дальнейших технологических сюрпризов».

Работая в близком контакте с научными центрами и компаниями, правительство США финансировало огромное разнообразие фундаментальный исследований, то есть исследований без конкретного конечного предназначения. Целью было создать технологическую основу, понимаемую в первую очередь как возможность защиты от традиционного и ядерного оружия.

Правительственное финансирование, по утверждению авторов Foreign Affairs, позволило достичь ультрасовременных возможностей, начиная со сверхзвуковых самолётов и атомных подводных лодок до управляемых ракет. Частный сектор, в свою очередь, также выиграл. GPS-технологии, подушки безопасности, литиевые батарейки, сенсорные экраны, распознавание голоса – всё это появилось благодаря государственным инвестициям.

Однако со временем правительство потеряло своё главенство в инновациях. В 1964 году правительство США тратило 1,86 процента ВВП на исследования, а к 1994 году эта доля сократилась до 0,83 процента. В тот же период американские корпоративные инвестиции в процентах от ВВП увеличились практически вдвое. Однако эта статика не должна вводить в заблуждение, предупреждают американские эксперты.

В то время как правительственные инвестиции в науку были направлены на новые революционные открытия, корпоративная наука в основном была посвящена «постепенным инновациям», и для корпораций в первую очередь речь шла о росте прибыли. Компании сосредоточились на быстро достижимых технологиях с коммерческим потенциалом, а не на областях исследований, где на достижение результата могут уйти десятилетия.

«Подъём венчурного капитализма принёс большую прибыль, однако не обязательно продвинул интересы США, – констатируется в журнале Foreign Affairs. – Фирмы венчурного капитала оценивались по их способности принести огромную прибыль в период до десяти лет. Поэтому они меньше интересовались такими темами, как микроэлектроника – требующий больших финансовых затрат сектор, где прибыль можно получить за десятилетия, а не за годы. <…> Компании, получающие больше венчурного финансирования, были менее склонны преследовать приоритеты национальной безопасности».

Тем временем КНР стремительно развивалась в технологическом отношении. «Вашингтон, – отмечается в статье в журнале Foreign Affairs, – следил за технологическим прогрессом Китая с военной точки зрения, беспокоясь о том, как он повлияет на его оборонные возможности. Однако вызов намного шире. Усилия Китая по обретению технологического первенства направлены не просто на завоевание преимущества на поле боя, Пекин меняет само поле боя. Хотя коммерческие технологии, такие как 5G искусственный интеллект, квантовые вычисления и биотехнологии, несомненно, будут иметь военное применение, Китай планирует такой мир конкуренции великих держав, где стрелять будет не нужно. Технологическое первенство обещает возможность доминировать в гражданской инфраструктуре, на которую опираются другие, что обеспечивает огромное влияние».

Американские эксперты обращают внимание на то, что цифровая инфраструктура – это битва сегодняшнего дня, а биотехнологии, вероятно, станут следующей. К сожалению, пишут они, правительство США не считает их приоритетом. Министерство обороны также продемонстрировало низкий уровень заинтересованности.

Множество пробелов в сфере инноваций в США можно объяснить узким взглядом на национальные интересы, утверждается в журнале Foreign Affairs. В связи с этим новой администрации предлагается расширить свои представления о том, какие технологии нужно поддерживать. «Чиновники должны оценить и угрозы, и возможности новейших технологий: к какому хаосу может привести парализация 5G-сетей или недобросовестная генная инженерия, а также какие преимущества могут принести возобновляемые источники энергии и более качественное и эффективное здравоохранение», призывают американские эксперты. Они ставят вопрос о долгосрочных инвестициях в микроэлектронику, которая важна как для гражданских, так и для военных инноваций, но редко привлекает частные инвестиции. Ещё одним долгосрочным приоритетом могут стать биотехнологии, учитывая их важность для экономики и будущего человечества.

«Красная звезда»

Похожие материалы:

Новости партнеров