7 июня 2021, 20:11 ПОЛИТИКА

Встреча в верхах

Станет ли предстоящая встреча Путина и Байдена отправной точкой на пути к «новой Ялте»?

25 мая, через два дня после задержания Романа Протасевича, Белый дом и Кремль одномоментно объявили, что предстоящая встреча на высшем уровне Байдена и Путина состоится в Женеве 16 июня. Белый дом, в отличие от Брюсселя и Европарламента, старательно избегает истерики по поводу задержания белорусского «оппозиционера», которого многие СМИ и эксперты даже в далекой Греции открыто называют неонацистом. Вашингтон в этом вопросе строго следует римской политической традиции: «Aquila non captat muscas» («Орел не ловит мух»). Не будем забывать: в Вашингтоне любят цитировать античных авторов, по поводу и без.

Если к этому добавить тот факт, что перед встречей с Лавровым в Рейкьявике Госдеп заявил, что санкции против Северного потока — 2 контрпродуктивны и не будут вводиться против немецкой управляющей компании Nord Stream-2 AG, то становится ясно, что Белый дом придает бόльшее значение этой встрече, чем это могло показаться еще вчера. Точнее, пару месяцев назад, когда Байден дал свое нашумевшее интервью Джорджу Стефанопулосу.

Есть еще одна маленькая деталь, о которой многие из-за коронавируса попросту забыли. В январе прошлого года во время своего визита в Иерусалим Владимир Путин, обращаясь к руководителям пятидесяти стран мира на форуме, посвященном памяти жертв холокоста, предложил провести встречу глав государств — постоянных членов Совета безопасности ООН в 75-ю годовщину Победы над фашизмом. То есть встречу на высшем уровне главных ядерных держав на планете.

Предложение сразу поддержали в Париже и Пекине. Отмолчались лишь англосаксонские столицы, хотя Дональд Трамп изначально не был против этой идеи. И если с Лондоном все понятно, уж слишком сложно ему сойти с антироссийских рельсов, то Вашингтон после пандемии попал в довольно сложную ситуацию, почти патовую. По аналогии с ленинским определением революционной ситуации можно сказать, что Вашингтон уже не может управлять миром по-старому, а мир уже не хочет жить по указке с берегов Потомака. По крайней мере, его бόльшая часть.

То, что ситуация в мире из-за пандемии продолжает стремительно ухудшаться, понятно практически каждому здравомыслящему гражданину, вне зависимости от страны проживания. Но у Байдена проблем более чем достаточно, больше, чем у какой-либо вашингтонской администрации со времен Джимми Картера. А времени на их решение очень мало: экономический кризис, который последует за пандемией, будет глубоким, сравнимым с Великой депрессией 1929–1933 годов. А ведь именно в конце этого мирового экономического кризиса, приведшего, по мнению историков, к Мировой войне, США признали СССР — своего непримиримого идеологического противника. Для любителей истории напомню, что произошло это 16 ноября 1933 года при президенте от Демпартии Франклине Делано Рузвельте.

Так что аналогии здесь вполне уместны. И кто его знает, может, мы еще услышим согласие американского президента на подобную встречу в верхах, которая заложит фундамент для новой системы международных отношений. Ибо существующая, заложенная в Ялте и Потсдаме в героическом 1945-м, уже практически не работает. Не по вине Москвы.

Идея «новой Ялты» не нова: ей по меньшей мере лет десять. Но предпосылки для ее проведения созрели только сейчас, когда стало ясно, что однополярная система мирового порядка не обеспечивает этот самый порядок ни в одном из трех главных направлений — ни в военном, ни в экономическом, ни в политическом. А коронавирус стал лишь катализатором этого процесса. Дальше — остается только договариваться. Альтернативы этому, вопреки мнению некоторых бесшабашных и близоруких политиков, не существует.

Жесткая сила

Еще на заре цивилизации государства древности открыли важный принцип мирного сосуществования: паритет военной силы. Хотя тогда он, конечно же, так не назывался. Чем больше был перекос в военной мощи между соседями, тем больше была вероятность войны. Не зря древние греки говорили: «Хочешь мира — готовься к войне». Прошли века, агрессивности у большей части человечества поубавилось, но военная мощь все еще является главным фактором — сдерживающим или, наоборот, провоцирующим — во взаимодействии государств на мировой арене.

За примерами далеко ходить не стану: Вторая Карабахская война, военное вторжение Турции на Кипр, в Ирак и Сирию, бомбардировки силами коалиции стран НАТО Ливии, война Эфиопии и Эритреи и т. д. К классическим войнам добавились гибридные с применением механизма так называемых цветных революций.

При этом главный гегемон и мировой полицейский — США — ведет себя, скажем мягко, не совсем миролюбиво. Бомбардировки Югославии, вторжение в Афганистан и в Ирак, поддержка цветных революций по всему миру — все это не добавило устойчивости международному миропорядку. Но за последние семь лет ситуация изменилась не в пользу американцев. Самый яркий тому пример — начавшийся вывод американских войск из Афганистана. К этому надо добавить не достигшие своих целей вмешательства во внутренние дела Сирии, Ливии, Венесуэлы, Боливии, наконец Белоруссии, провалы на Ближнем Востоке. Недаром Трамп прямо заявил, что роль всемирного полицейского обходится очень дорого Соединенным Штатам и пора вернуть всех американских парней домой.

Особенно беспокоит американцев стремительная модернизация ВС России, которые по многим параметрам уже оставили ВС США позади. С учетом боевой выучки и мотивации личного состава эта разница намного больше. Хотя по вполне понятным причинам российское руководство старается это не афишировать. И правильно делает.

К этому надо добавить растущую мощь ВС Китая, Ирана и Турции. При этом гигантская экономическая мощь Китая, его самая многочисленная армия в мире делают задачу сдерживания КНР далеко не легкой. Особенно в случае, если Пекин примет решение раз и навсегда решить вопрос о воссоединении Китая, то есть присоединить Тайвань.

При этом главные союзники США по оружию — страны НАТО и Япония — не могут похвастаться боевой мощью своих ВС. Исключением здесь являются лишь Франция и Турция, но последняя открыто бравирует своей самостоятельностью, игнорируя призывы США отказаться от российских С-400.

Штаты спешно наращивают свой военный бюджет, он уже превышает 740 млрд, но провалы с внедрением новых вооружений («литоральных» боевых кораблей, сверхзвуковых ракет, замена атомных подводных лодок, баллистических ракет и др.) делают эти колоссальные расходы малоэффективными. А это в условиях экономического кризиса непростительная роскошь.

Невозможность сохранения стабильности на планете лишь своими силами, усиленная конкуренция со стороны России, Китая и Ирана могут подтолкнуть Байдена к принятию в расчет интересов двух других гигантов в военной сфере, главным образом, конечно же, России.

Неудачи преследуют американцев и по второму направлению воздействия жесткой силы — использованию экономической мощи для принуждения других государств следовать американским рекомендациям или воле. Провал экономических санкций против России налицо: Россия заметно снизила свою зависимость от экспорта нефти и газа, превратилась в нетто-экспортера продуктов питания, успешно развивает атомную промышленность, судостроение, возродила производство гражданских самолетов. Она стала одной из трех стран мира, которые в состоянии производить моторы для широкофюзеляжных самолетов. Пандемия оказала на российскую экономику гораздо меньший негативный эффект, чем на экономику США и особенно стран ЕС.

Что же касается Китая, то здесь у Запада (американцам постепенно удается вовлечь Европу в экономическую войну с Китаем) практически нет козырей. По уровню промышленного производства Китай уже в 2,5 раза обошел США, на него приходится больше 25 % мирового промышленного производства. Объявление экономической войны такому гиганту — смерти подобно. Зависимость США и Европы от импорта из Китая намного больше, чем зависимость Китая от западных инвестиций.

Все эксперты на Западе не устают утверждать, что победить в противостоянии жесткой силой тандем России и Китая невозможно. Отсюда наивные предложения перетянуть на свою сторону либо Китай, как это уже было в 70-е годы, либо Россию, предложив ей карт-бланш на постсоветском пространстве, на котором она, к слову сказать, уже уверенно доминирует без благословения Запада.

Ни Москве, ни Пекину эти предложения не выгодны. Доверие между лидерами двух стран находится на самом высоком уровне за всю историю российско-китайских отношений. Китайцы, описывая сегодняшние двусторонние отношения, используют термин «стоять спиной к спине». Русофобия и синофобия подталкивают две великие страны к союзу, вне зависимости, будет он оформлен на бумаге или нет. Еще раз о характере российско-китайских отношений будет объявлено совсем скоро, 16 июля, во время подписания нового или продления старого Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Может, поэтому так спешит Джо Байден?

Мягкая сила

Неважно идут дела у коллективного Запада и в проекции на остальной мир своей мягкой силы. В последнее десятилетие маховик продвижения по всей планете универсальных либеральных ценностей стал давать сбой. «Новые ценности» вызывают отторжение у самых широких слоев граждан внутри самих западных стран, порождая общественные движения в защиту традиционной семьи, религиозных и национальных ценностей, которые в каждой стране свои.

То же можно сказать и о продвижении западного образца демократии в Азии и странах Африки. Да и сама «демократия западного образца» оказалась богата такими изъянами, как двойные стандарты, понижение в правах большинства для создания комфортных условий для всевозможных меньшинств, замалчивание нарушений прав человека во многих странах новой Европы — феномен, который доселе, по крайней мере в ЕС, не наблюдался.

Пандемия, общественные протесты в Европе и прошедшие в США президентские выборы выявили обратную сторону медали западной демократии. Как и любой общественный институт, который становится инструментом идеологической войны, образец западной демократии за последние два десятилетия быстро обветшал, превратившись из передового достижения европейских социумов в недоброкачественное орудие в руках атлантических элит.

Коронавирус еще больше обнажил эти тенденции. Конфискации масок и аппаратов ИВЛ на границах, грязная вакцинная война в ущерб здоровью собственных граждан, непродуманная антисоциальная политика карантинных мер, вызвавшая стихийные протесты во многих странах, кризис дорогостоящей системы государственного здравоохранения — все это сильно подпортило витрину западного образца процветающего общества.

Если добавить к этому мигрантский кризис, провал государственных программ мультикультурализма и социальной адаптации эмигрантов, рост безработицы из-за продолжающейся деиндустриализации, то картина получается не радужная. Продвижение новой системы ценностей наткнулось на сопротивление правящих элит в Венгрии и Польше, забуксовала европейская солидарность и в вопросе перераспределения нелегальных мигрантов внутри ЕС.

Все больше проигрывает Запад и в политическом влиянии на процессы в мире. Одна из причин — использование дипломатического ресурса для бесконечных нравоучений и попыток насильно навязать свое видение мира другим. Это уже вызывает раздражение даже у всегда уравновешенных дипломатов и руководителей Китая и России. Китайцы, впервые на моей памяти, на двусторонней встрече в Анкоридже дали четко понять американцам из Госдепа, что разговаривать с ними в нравоучительном тоне они не позволят.

Но если китайским товарищам пришлось для этого повысить голос и встать во весь рост, то российский президент в свойственной ему аллегорической манере дал понять, что Россия отнесется к попыткам навязать ей чужую волю с учетом национальной традиции. Табаки могут потерять и зубы. За словами последовали и дела. Уже составлен, пусть пока и короткий, список недружественных стран со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В окружении американского президента не могут не понимать всего вышеизложенного. Весь вопрос состоит в том, кто принимает решения в Вашингтоне. Сам Джо Байден лично или же различные лобби и группы вокруг него? Насколько сильна партия войны в его окружении? До какой невидимой линии они готовы пойти?

На многие из этих вопросов мы получим ответ в середине июня. Будем надеяться, что здравый смысл или хотя бы инстинкт самосохранения возьмет верх и мир отдалится от опасной черты. И лидеры ведущих держав сядут за стол переговоров. Пусть этот процесс не станут называть «новой Ялтой». Это не самое главное. Важно то, что главной фигурой на этой встрече в верхах будет Владимир Путин. А человечество сможет облегченно вздохнуть…

Похожие материалы:

Новости партнеров