20 марта 2020, 22:13 ОБЩЕСТВО

«Зондировочные скважины» польских русофобов

FLB: В Польше будут судить «зомби», которые снесли экскаватором Мавзолей советским танкистам, погибших при взятии города Шёнланке/Тшчанка. На месте братской могилы планируют построить Развлекательный комплекс

В Польше, где в русофобии знают толк, кажется, пробита брешь в стене тотальной фальсификации истории о Второй мировой войне. Это произошло в городке Тшчанка, местные власти которого три года назад разрушили памятник на братской могиле красноармейцев. Причём, снос был демонстративно варварский: экскаватор крушил колонны под щёлканье фотокамер зевак, а затем ещё мэрия выложила фотогалерею на свою официальную странице в «Фейсбуке».

И вот спустя три года, в начале марта, суд Тшчанки обязал прокуратуру провести расследование на предмет законности сноса Мавзолея советских танкистам. В распоряжении редакции FLB оказались документы, доказывающие, что бурмистр обманул общественность, когда заявлял, что под монументом нет солдатских останков.

Сначала небольшой юридический ликбез. Памятники нашим солдатам, спасшим поляков от полного истребления фашистами, формально сносят по закону. Принятый несколько лет назад закон о декоммунизации гласит, что в Польше подлежат демонтажу памятные и мемориальные объекты, которые «пропагандируют коммунизм или иной тоталитарный строй». Мы сейчас не будем вдаваться в дискуссию о том, что подавляющее большинство советских воинов, отдавших жизнь на территории современной Польши, не являлись членами ВКП(б). Для этого достаточно проанализировать цифры, находящиеся в открытом доступе: к началу Великой Отечественной войны в вооружённых силах СССР насчитывалось всего 654 тысячи коммунистов. Да, в течение войны в партию были приняты порядка 4 млн человек, но всё равно это мизер — учитывая, что с 1941 по 1945 гг. в РККА было мобилизовано более 34 млн советских граждан, получается, что коммунистов было чуть более одного процента.

Мавзолей советским танкистам в Тшчанке, 1946 год. \ Fotopolska.eu

Исключение Варшава сделала для мемориалов советским воинам, расположенных на кладбищах и местах захоронений (здесь, на мой взгляд, поляки решили поиграть в благочестивых католиков, дескать, уважаем покой усопших). Так вот, по польским законам, демонтаж Мавзолея в Тшчанке был совершён неправомерно, поскольку под памятником находится братская могила с 56-ю советскими танкистами, погибшими при взятии германского города Шёнланке/Schönlanke (с 1945 года он стал польским городом, переименованным в Тшчанка/Trzcianka

О том, что здесь захоронение, никто и не скрывал, однако бурмистр Тшчанки Кшиштоф Чарнецкий заявил горожанам, что в начале 1950-х годов была проведена эксгумация и останки танкистов перенесены в более крупное захоронение в соседнем городе Пила. Однако никаких документов не предоставил.

Вместе с тем, сохранились официальные бумаги, согласно которым могила в Тшчанке, над которой и построен мавзолей, осталась не тронутой. Речь идёт о протоколе №13, составленном 30 декабря 1953 года в президиуме Повятовой Народной рады в Тшчанке. Протокол подводит итог акции эксгумации, осуществлённой в период с 19 по 21 апреля 1953 года с территории Пильского повята.

Фрагмент протокола №13, где указано, что останки 56 солдат из-под мавзолея не были эксгумированы. Читаем: «По окончании эксгумации на территории повята находятся: 1). на воинских кладбищах — 56 останков. 2). на воинских могилах — прочерк. Воинское кладбище (мавзолей) находится в состоянии, как показано в прилагаемой описи».

Таким образом, согласно польскому документу, эксгумация 1953 года затронула только одиночные воинские могилы, разбросанные тогда по городу (прочерк в справке означает, что таких могил больше нет). Мемориал же с величественными колоннами ещё тогда был признан воинским кладбищем, не подлежащим переносу из-за большого количества погребённых.

Чтобы оправдать уничтожение братской могилы бурмистр Кшиштоф Чарнецкий заказал археологическое исследование. Бурение было проведено строительной фирмой «Геологические услуги» (директор — Роберт Хухро), абсолютно не непрофильной для столь деликатных работ (это всё равно, что, если бы, например, раскопки польских офицеров в Катыни провела какая-нибудь буровая компания из Смоленска. Варшава подняла бы скандал до небес). Правда, надзор за буровыми работами был возложен на фирму «Археомирка» (директор — Мирослава Дернога).

Читаем в письме мэра к Мирославе Дерноге: «Провести археологический надзор за геологическими исследованиями (буровыми работами), чтобы определить наличие человеческих останков или вещественных доказательств, подтверждающих существование некрополя, на территории военного кладбища, окружающего Мавзолей советских солдат в Тшчанке».

Письмо бурмистра Кшиштофа Чарнецкого

«Управление по охране памятников Польши, куда обратился бурмистр Тшчанки Чарнецкий за разрешением, одобрило археологические раскопки, но на территории, окружающей мавзолей, поскольку только это в компетенции управления из-за находящихся в том месте остатков древней евангелической церкви. Могила же, где покоится прах 56 советских воинов, защищена польским государством в соответствии с законом от 1933 года и последующими польско-российскими соглашениями 1992 и 1994 годов», — рассказал FLB.ru командир мемориального содружества Kursk Ежи Тыц, который и обратился в суд.

С юридической точки зрения Чарнецкий подстелил себе соломку: нанимая фирму «Археомирка», бурмистр письменно указал на раскопки вокруг мавзолея. (otaczajacego/окружающего). Однако геологи под руководством Мирославы Дерноги принялись бурить именно на месте захоронения танкистов. Сдаётся, что эту пани и назначат стрелочником. Вместе с тем, по словам Тыца, выводы специалистов по археологии и биологии не оставляют сомнений в том, что Дернога совершила множество ошибок, которые повлияли на разрушение мемориала и создание мифа об отсутствии останков в братской могиле.

Схема братской могилы в Тшчанке

Прежде всего, неправильно был выбран метод исследования — бурение. Согласно чертежам, хранящихся в архивах, изначально в 1945 году для постройки мавзолея был создан фундамент глубиной 120 см — 60 см под землёй и 60 см над землёй. Внутренняя часть фундамента была заполнена песком. Именно в этом песке, привезённом на могилу после того, как солдаты были похоронены и являющемся наполнением фундамента, Мирослава Дернога заказала свои теперь уже печально знаменитые «зондировочные скважины». Эта скважина была пробурена непосредственно на могиле под снесённым мавзолеем. Раскопки — не более чем одно движение ковша экскаватора на глубину около 70 см.

Раскопки братской могилы в Тшчанке. В красном кружке — археолог Мирослава Дернога

«Что пани Мирослава ожидала там найти?! Ведь солдаты лежат примерно на два метра ниже, — говорит командир содружества Kursk Ежи Тыц. — Согласно её отчёту, яма была вырыта, чтобы окончательно исключить существование захоронений. Это означает, что, во-первых, не было такой уверенности до уничтожения могилы! А во-вторых, ямка в 70 см — не может служить доказательством, потому что проведённые работы проведены некомпетентно. Мне стало ясно, что мы имеем дело с неким «заговором» и не можем рассчитывать на законное поведение чиновников.

В этой ситуации мы заказали заключение у ректора Опольского университета. Заключение было подготовлено учёным этого университета с научной степенью доктора Магдаленой Пизарской, которая также является судебным экспертом в области археологии и биологии. Её мнение было однозначным. Метод бурения, применённый в Тшчанке, никоим образом не мог дать однозначного ответа о наличии или отсутствии человеческих останков. Следует проводить повторную верификацию в порядке, установленном законом».

Сотрудничество с судебным экспертом Пизарской привело к ещё одному открытию. Равнодушные археологи пробурили ещё две скважины на глубине 260 и 280 см (как раз там, где похоронены солдаты). Бур поднял на поверхность некие предметы, которые Мирослава Дернога сразу охарактеризовала как «гнилые корни растений». Однако Магдалена Пизарская чётко заявила, что это человеческие кости. То же самое сказано было специалистом по эксгумации, который заявил, что «среди иных костей он узнает кусок ребра».

Человеческие останки, которые польские археологи назвали «гнилыми корнями растений»

«Окончательный ответ дала бы экспертиза, проведённая в лабораторных условиях, при условии, что образцы были отобраны и опечатаны для дальнейших исследований. Но во время наших действий мы много раз наталкивались на стену злой воли, некомпетентности, нарушения законов и зачастую со стеной обычной глупости, возведённой должностными лицами. Действия многих учреждений подтвердили нашу убеждённость в том, что только суд может остановить планы властей Тшчанки, которые хотят построить парк на солдатских костях», — отметил Тыц.

Общественники обратились в суд, мотивируя, что налицо совершено сознательное надругательство над местом погребения умерших (ст. 262 § 1 Уголовного Кодекса Республики Польша). Преступление наказывается лишением свободы до 2 лет. Суд на первом же заседании встал на сторону исторической правды, обязав прокуратуру начать расследование по всем изложенным истцами фактам.

По мнению польских политологов, столь неожиданное в условиях официальной русофобии судебное решение может быть также косвенно связано с декоммунизацией, которой подверглась… польская Фемида. Дело в том, что президент Польши Анджей Дуда подписал поправки к судебному законодательству, значительно ограничивающие свободу судей. Весь фокус состоит в том, что правящая партия «Право и справедливость» разглядела в судах ключевой источник некоего «коммунистического подполья», поскольку почти половина польских судей начала работать во времена ПНР до 1989 года, а значит, дескать, является неблагонадёжной.

Независимость Верховного суда от «ПиС» уже было продемонстрировано, когда был отменён указ Дуды о помиловании бывшего главы антикоррупционного бюро, а по совместительству вице-президента «ПиС» Мариуша Каминьского, осуждённого на три года за превышение служебных полномочий. Так что есть в Польше силы, которые борются против русофобии, сиречь за историческую правду, прежде всего, о своей стране.

Строительные работы развлекательного центра на месте снесённого мавзолея. Фото Матеуша Пискорского

…Демонтировав мавзолей советским танкистам, мэрия Тшчанки объявила о строительстве на этом месте Центра социальной интеграции и развития (на деле типичного развлекательного комплекса). На «реконструкцию центра Тшчанки» Фонд регионального развития ЕС выделил 11 млн евро (чиновники с гордостью заявили, что это «историческая инвестиция», крупнейшая за последние 25 лет самоуправления). Ключевое слово здесь «историческая». Польша стирает собственную историю, рассчитывая, что подобная амнезия не аукнется через поколения. Какие наивные.

FLB.ru

Похожие материалы:

Новости партнеров