15 января 2020, 23:17 ИСТОРИЯ

Исторический контекст дипломатического конфликта между Польшей и Россией

Польские политики, заигрывая с вермахтом, развязали войну. А потом бежали, бросив собственные войска и собственный народ, не оказав сопротивления и не проявив желания защищать своих подданных.

фото: Польша в годы Второй Мировой Войны Скопина Ольга © ИА Красная Весна

В преддверии 75-й годовщины освобождения Советскими войсками заключенных из концентрационного лагеря смерти Освенцим между Россией и Польшей разразился политический конфликт, который основан на подтасовках исторических фактов со стороны Польши. Так, 1 сентября президент Польши Анджей Дуда заявил, что Гитлер и Сталин договорились в пакте Молотова — Риббентропа об «уничтожении» Польши: якобы, Красная армия в сентябре 1939 года являлась главной союзницей фашистской Германии.

20 декабря президент России Владимир Путин провел совещание с главами государств СНГ, на котором прочитал часовую лекцию о причинах начала Второй Мировой Войны. В ходе своего доклада Путин ссылался на оригинал пакта Молотова — Риббентропа.

Также в докладе Путин привел исторические факты о царивших в предвоенной Европе антисемитских настроениях, которым в том числе была подвержена и политическая элита Польши. Так, президент России вспомнил польского посла в предвоенной Германии Юзефа Липского, который в своем отчете для министра иностранных дел Польши писал, что когда он услышал предложение Гитлера выслать всех евреев в Африку, то он ответил, что если Гитлер это сделает, то ему в центре Варшавы воздвигнут большой памятник.

Нынешний дипломатический и политический конфликт между Россией и Польшей выходит за рамки взаимоотношений двух стран. Так, Польша не пригласила президента России на 75-ю годовщину освобождения лагеря смерти Освенцим советскими войсками. В свою очередь Израиль отказался предоставить право выступления польскому президенту Анджею Дуде на Всемирном форуме Холокоста, который пройдет в Иерусалиме 23 января, из-за чего тот отказался участвовать в мероприятии.

Историко-политические перипетии между Россией и Польшей обсудил с доцентом исторического факультета СПбГУ, доктором исторических наук Владимиром Василиком корреспондент ИА ИА Красная Весна.

Корреспондент: Здравствуйте Владимир Владимирович!

Владимир Василик: Здравствуйте.

Корреспондент: 1 сентября 2019 года глава Польши заявил, что СССР сговорился с Гитлером, чтобы начать Вторую Мировую. Последующие события привели к тому, что польскому президенту отказались предоставлять право выступить Всемирном форуме Холокоста, который пройдет 23 января в Иерусалиме. Как вы можете это прокомментировать последние событие?

Владимир Василик: Ситуация очень сложная. Некоторые, конечно, склонны воспринимать это как ответный ход со стороны Владимира Владимировича Путина и поддерживающих его кругов в Израиле в отношении Польши. Это, что называется, отплата за то, что Путина не пригласили на траурные торжества, связанные с освобождением концлагеря Освенцим. Однако на самом деле ситуация гораздо глубже.

Дело в том, что поляки, к сожалению, прославились своим антисемитизмом во время Второй мировой войны и не только. Стоит вспомнить те страшные сцены еврейских погромов, которые они устраивали во время гражданской войны — во время рейда на Киев и во время бесчинств на Украине и в Белоруссии. Описывать их издевательства над мирными жителями я даже не буду. К сожалению, режим санации (режим Пилсудского) был также антисемитским и, как справедливо отметил Владимир Владимирович Путин, посол в Берлине Липский был ярым антисемитом и способствовал гонению на евреев.

Корреспондент: Давайте вернемся к предвоенной ситуации в Европе. Владимир Владимирович назвал «антисемитской свиньей» польского посла Юзефа Липского в Германии за то, что тот поддержал идею Гитлера о высылке евреев в Африку.

Владимир Василик: Как историк, я должен признать правоту Владимира Владимировича. Следует сказать, что руководители великих или не очень великих европейских держав перед войной, к сожалению, подыгрывали Гитлеру. И когда после Хрустальной ночи, после жутких погромов и издевательств в Германии, вереницы евреев потянулись в Англию, Францию, Швейцарию и в другие, казалось бы, свободные страны, то их на границе ждали запертые двери. Их не хотели брать под самыми разными предлогами. Говорилось, что-де у нас и так достаточно скрипачей и банкиров, что было крайне цинично по отношению к людям-жертвам расовых гонений. Сейчас европейские политики стремятся об этом забыть. Но об этом забывать нельзя.

Есть объяснение, что это делалось, чтобы канализировать евреев в Израиль. Израиль был не обустроен для приема эмигрантов. Это была неухоженная и непризнанная страна, в которой орудовали шайки террористов и разбойников, и многие евреи возвращались в Германию — на гибель. Поэтому смерть этих людей на совести таких политиков, как Чемберлен и Даладье — попустителей и друзей Гитлера. Это те, кто сделал Гитлера человеком года в 1939 году. Польша активнейшем образом участвовала во всех этих процессах. Из Польши также выдавливались евреи, чему благоприятствовала политика официального руководителя польского государства.

Другой аспект, конечно, состоит в том, что польские политики, заигрывая с вермахтом, развязали войну, а потом бежали, бросив собственные войска и собственный народ, не проявив ни малейшего сопротивления, ни желания защищать своих подданных.

Но были еще более интересные события. В начале сентября 1939 года руководители Всемирного еврейского конгресса объявили войну Гитлеру, сделав еврейский народ, по сути дела, врагом Германии. Когда евреи оказались под оккупацией, руководители Всемирного еврейского конгресса блокировали не только всякие попытки еврейского сопротивления, но даже попытки скрываться и бежать от немецких властей, блокировали попытки укрывательства и укрытия евреев другими гражданами.

Есть дневник партизана Анатолия Диковича. Он был партизаном и разведчиком во время Великой Отечественной Войны. Он жил в Бобруйске. Он рассказывал совершенно поразительные факты о том, что немецкие военные — вермахт — практически прямым текстом говорили бобруйским евреям: «Разбегайтесь, когда вслед за нами придет СС! Вас всех истребят!». Но раввины запретили своей пастве бежать, говоря, что в этом случае немцы поймают и жестоко накажут. А если оставаться на месте, это будет выражением доверия немецким оккупационным войскам. Что евреев увезут в какое-нибудь хорошее место, дадут им еду, работу. А потом пришло СС, и всех положили в могильные рвы.

Корреспондент: Есть и противоположные примеры. Примеры борьбы евреев с нацизмом.

Владимир Василик: Евреи имели огромный опыт конспиративной работы, огромный опыт восстаний и мятежей в пределах Российской империи и ее части — царства Польского. Если же говорить о еврейской борьбе с нацизмом, то со стороны евреев, именно евреев как нации, было не так много попыток борьбы. Одна из них — это восстание в Варшавском гетто в 1943 году, которое проводили, как пишет Юрий Мухин, евреи–коммунисты, а не традиционалисты, не сионисты и не религиозные деятели. Также можно вспомнить про восстания в нацистских лагерях смерти Соббибор и Треблинке-2.

И еще один аспект трагедии состоит в том, что самые страшные зверства по отношению к евреям совершались на советской территории. Там, где евреи эмансипировались, там, где евреи вливались в русский этнос, где они выражали горячее желание строить царство труда и справедливости. И здесь больше всего и зверствовало гестапо и СС. А на западноевропейской территории всё было несколько по-другому.

Это очень сложная история, в которой еврейский народ стал заложником корыстных планов преступных политиканов. И сейчас, склоняя голову перед жертвами гонений, надо помнить об этом, чтобы подобная трагедия не повторилась. И помнить еще о том, что были еще и другие холокосты — например, холокост славянских народов во время Второй мировой войны. Это трагедия русских, белорусов, сербов, цыган, тех же поляков.

Корреспондент: Вернемся к полякам. Вы уже упомянули про антифашистское восстание евреев в Варшавском гетто. Также на территории Польши действовала партизанская группа армии Крайовы. Почему поляки не помогли?

Владимир Василик: Польская трагедия имеет свои белые пятна и темные стороны. Да, во время восстания в Варшавском гетто армия Крайова ничем не помогла восставшим. И более того, оружие участникам восстания она продавала за деньги, а сама оставалась с ружьем к ноге, по приказу Лондонского комитета.

Безусловно, стоит скорбеть о жертвах Волынской резни — это страшная катастрофа, когда от рук украинских националистов погибли более 50 тысяч человек. С другой стороны, в ответных своих акциях на Волынскую резню поляки зверствовали не меньше, чем украинцы.

Корреспондент: Владимир Владимирович, возвращаясь к сегодняшним политическим реалиям дня, в преддверии 75-й годовщины освобождения Советскими войсками лагеря смерти Освенцим, что бы вы хотели сказать?

Владимир Василик: Обращаясь к трагедии 75-летней давности, мы должны хранить дух мира, взаимопомощи и трезвомыслия. И помнить, что пока существовали великие империи, такие, как Российская, подобные вещи были невозможны. А как только империи развалились, народы на их развалинах стали резать друг друга. Пока был великий и могучий Советский Союз, вещи, подобные Волынской резне, были невозможны. Как только он распался, немедленно начались конфликты на национальной почве, последствия которых мы с вами до сих пор расхлебываем. На Украине продаются, извините, мясные консервы под названием «донецкий сепаратист»: люди обезумели и готовы стать людоедами. Как едва не стали людоедами немцы в 1941 году и их разнообразные прихвостни — не только украинские, но и польские. Нельзя забывать, что десятки тысяч поляков воевали на стороне Гитлера.

На огромном немецком военном кладбище под Ленинградом лежат и польские кости. Если мы не хотим повторения ужасов Второй мировой — нам надо больше веры, больше бескорыстия, больше презрения к презренному металлу, больше уважения к иным народам.

ИА Красная Весна

Похожие материалы:

Новости партнеров